Вопрос топлива в Казахстане – политический. Проблемы бензин в казахстане


На сколько подорожает бензин в Казахстане осенью

Казахстанский политолог Данияр Ашимбаев рассказал, с чем связан запрет на ввоз российского топлива, а также о том, как это отразится на ценах в нашей стране на ГСМ в будущем.

20 августа в СМИ появилась информация, что Казахстан вводит запрет на ввоз российского бензина.

Министр энергетики Казахстана подписал приказ от 3 июля 2018 года «О некоторых вопросах поставок нефтепродуктов в Республику Казахстан из Российской Федерации». Согласно документу, ввоз топлива из России будет ограничен в течение трех месяцев.

Ранее вице-министр энергетики РК Болат Акшолаков рассказал, что в Казахстане нет потребности в АИ-92, также отметил, что запрет на ввоз топлива на территорию РК выгоден для россиян.

В связи с этим медиа-портала Caravan.kz поговорил с политологом Данияром АШИМБАЕВЫМ, дабы он рассказал, каких цен на бензин ожидать казахстанцам этой осенью.

- Как вы считаете, в связи с чем принято такое решение?

- У нас есть такое понятие, как традиционный сентябрьский бензиновый кризис, который существует уже много лет и, несмотря на все предпринимаемые меры, как обычно, застает всех врасплох. С одной стороны, правительство не хочет повышения цен, с другой - наши нефтеперерабатывающие заводы, которые ухитряются некстати встать на модернизацию.

Создается впечатление очередной полной дезорганизации. На алматинском рынке ГСМ количество игроков, мягко говоря, ограниченно, и при этом кризис случается периодически. Не утверждаю, но возникает ощущение, что это происходит искусственно.

Этой теме не год, не два, а уже даже несколько десятилетий, и возникает она регулярно. Я не помню года, чтобы бензинового кризиса у нас не было.

- Насколько сильно этот запрет скажется на ценах на бензин в Казахстане?

- У нас есть установленный уровень предельных цен, будут ориентироваться на эти показатели. Когда цены ограничены, а товара не хватает – возникает дефицит. При этом меры по недопущению дефицита у нас толком не принимаются.

Я не могу судить, насколько необходим запрет на ввоз российского топлива, но их бензин у нас стоит дороже, при этом продавать его ниже себестоимости никто не собирается. К сожалению, есть люди, которым выгодны более высокая цена и регулярное извлечение прибыли из рынка.

- То есть бензин может серьезно подорожать?

- Удорожание топлива у нас происходит регулярно, причем без привязки к внутреннему рынку и производству. 

- Как это решение скажется на экономике нашей страны?

- Складывается ситуация, когда казахстанских ГСМ может не хватить, а ввоз российских ограничен. На мой взгляд, появляется проблема дефицита бензина в первую очередь для потребителя.

Соответственно в сентябре будет проблема с бензином, скорее всего. Как долго это будет продолжаться и к каким результатам приведет – уже другой вопрос. Мы видим набор принятых мер, который имеет существенные минусы.

Также возможно, что запрет на ввоз российского топлива связан не с кризисом бензина, а с тем, что не договорились по транзиту. Своеобразный «обмен плевками». Есть моменты, где сталкиваются интересы казахстанских и российских компаний.

- Может ли эта ситуация негативно сказаться на наших взаимоотношениях с Россией?

- Межгосударственные отношения все-таки находятся на другом уровне, и такого рода столкновения принципиально не могут повлиять на ситуацию. Тем более стоит учитывать, что мы уже несколько лет существуем в составе единого экономического пространства.

Еще есть большой спектр вопросов, не проработанных до конца. Скажем так, периодически небольшие проблемы возникают. Есть рабочие моменты, а есть конфликты соответствующих корпораций, которые подаются как проблемы на политическом уровне.

Экономический блок во многом сформирован за счет корпоративного сектора, интересы которого не всегда совпадают с интересами государства, потребителя и так далее.

- Согласны ли вы с заявлением вице-министра энергетики Акшолакова?

- Если выяснится, что осенью опять начнется дефицит бензина, то это будет достаточно нелепая ситуация, которая существует не первый год. Была масса заявлений по этому поводу, но они не проходят подтверждения практикой.

www.kazakh-zerno.kz

Вопрос топлива в Казахстане – политический

Большинство искренне считает, что баки должны заполнять чуть ли не бесплатно, апеллируя к огромным нефтяным запасам родины.

И не важно о чем мы говорим, о бензине или о дизеле. Никакого отношения к реальной экономике при таком настроении масс и быть не может. Большинство искренне считает, что баки должны заполнять чуть ли не бесплатно, апеллируя к огромным нефтяным запасам родины. Еще чаще говорят о невероятных доходах неких "бензиновых королей", которые не могут насытиться. Здесь важно понимать, что на самом деле цена топлива во всех страна практически одинакова, а разным его делают интересы государства. Налоги.

В Казахстане, это около 45% розничной цены, именно такой подход позволяет держать цену дешевле чем в России, там государственные изъятия на литр около 65%. Все остальное крайне схоже. Уберем интересы государства, остается около 80 тенге за литр, стоимость доставки готовых продуктов от этого 5%, услуги по содержанию АЗС, хранение порядка 11%, прибыль сетей редко доходит до 2%, транспортировка нефти и процессинг 21%. Нефть, в лучшем случае от 35%, банковское обслуживание еще 11%, маржа ресурсодержателей около 10%, оставшиеся 6% это прочие расходы, включая коррупционные издержки. Таким образом, разговоры о заоблачных доходах в розничном бизнесе сильно преувеличены. Не стоит забывать, что налоги есть и здесь, на зарплаты, на прибыль, на имущество.

При этом государство определят для себя приоритеты и риски, нивелируя их плавающими ставками. Последнее ралли цен на дизельное топливо, связано как раз с этим. Литр солярки на заправках сегодня, в районе 185 тенге. Этот рост можно было спрогнозировать еще год назад, когда правительство принимало постановление за номером 144, согласно которому с 1 июня ставка акциза при оптовой реализации дизельного топлива повышалась с 540 тенге до 9 300 тенге за тонну, соответственно, если раньше из литр в казну уходило 0,45 тыин, то теперь 7,75 тенге. Нельзя не отметить влияние цен на сырье и огромные затраты, которые понесли заводы на модернизацию и которые теперь нужно компенсировать, но это все же не так значительно сказывается на цену, как казенный интерес.

Конечно, в рамках такого маржинального коридора, всегда есть конкуренция, но есть она не только среди нефтяников, но и среди тех, кто пользуется в этой большой схеме привилегиями. Например, особое положение здесь занимают сельхозтоваропроизводители. Им "в целях обеспечения своевременного проведения полевых работ" в 2018 году выделены особые объемы - 769,4 тысяч тонн по 150 тенге за литр. Ровно столько, сколько было ими самими заявлено и соответствует их потреблению. Объемы согласованны с минсельхозом. Но оказывается, им этого не достаточно и в СМИ появились угрозы, что очередного повышения цен аграрии не перенесут. Так председатель Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов в интервью КТК заявил, что "со всех областей к нам письма, жалобы поступили, с конкретными фактами, анализами".

Вице-министр энергетики РК Болат Акчулаков напоминает, что на дизельное топливо больше не распространяется госрегулирование и кроме специально выделенных объемов "никого государственного субсидирования цен, в том числе на дизельное топливо нет. Поэтому цены сегодня складываются рыночного характера и если какие-то более удешевленные цены сельхоз товаропроизводителям отпускаются, это чисто волеизъявление представителей бизнеса", можно сказать исходя из настойчивых просьб и в ущерб своим интересам.

При этом, чтобы требовать увеличения объемов дешёвого дизеля, должно наблюдаться увеличение объема полевых работ, но ведь нежданного роста активности не наблюдается уже несколько лет, зато растет диспаритет цен. Импортное дизельное топливо на границе РФ-РК около 238 тысяч тенге за тонну, что дороже на 58 тысяч тенге от уровня цен для аграриев и на 28 тысяч тенге, внутренних рыночных цен в стране, и это огромная разница, которая может стимулировать переправлять топливо за границу, ведь розничная цена за литр солярки в России в районе 215 тенге за литр.

Ни на что не намекаем, но доходность от нелегального экспорта в Россию, может быть феноменальна. При этом, Казахстан продолжает импортировать более дорогой дизель из России, отечественные заводы пока не в состоянии покрыть все потребности. Только в июле КМГ завез 15 тысяч тонн, в августе на плановый ремонт закрывается павлодарский нефтехим и объем могут увеличить до 25 тысяч, сколько же на самом деле будет ввезено, будет понятно только в сентябре, но по некоторым прогнозам говорят о 35-40 тысячах тонн. На этом фоне требовать дешевое топливо со стороны государства не совсем корректно.

Еще более некорректно об этом говорить при постоянном росте на их продукцию. Государство всеми возможными способами помогает селу, предоставляет дешевые кредиты, субсидирует, теряет доходы от топлива, но цены на товары села только поднимаются подталкивая инфляцию. При этом, они единственные потребители дизеля в стране. Растет логистика и транзит, дорожные работы идут по всей стране, и не одна из этих отраслей не отреагировала так остро на временное повышение цен. Может быть потому, что их доходы зависят не от перепродажи ресурса, а от выполненных ими работ?

Больше важных новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

www.zakon.kz

Решение проблемы с дефицитом бензина в Казахстане предложил эксперт

В Казахстане продолжает наблюдаться дефицит бензина, в частности марки Аи-92. Независимый эксперт в нефтяной отрасли Сергей Смирнов рассказал корреспонденту Tengrinews.kz о том, какие меры необходимо принять для скорейшего решения проблемы с дефицитом бензина в республике.

Эксперт отмечает, что недавнее повышение цен на топливо в Казахстане не решило проблем с дефицитом бензина. "И это понятно, потому что отечественные нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) обеспечивают рынок топливом лишь на 60 процентов. Остальные 40 процентов - это поставки из-за рубежа, в основном из России. Они сейчас стали непроходными. Потому что на казахстанско-российской границе цена за литр (Аи-92 - Прим автора) составляет около 125 тенге. К ним нужно прибавить транспортировку, хранение, операционные расходы. А значит, что цена превысит 150 тенге. Кто захочет нести такие убытки? Поэтому нехватка топлива остается и наблюдается даже на заправках "ҚазМұнайГаза". Получается, что заявление "ҚазМұнайГаза" о том, что текущих нефтегазовых запасов у нас достаточно - не соответствует действительности", - заявил собеседник.

Аналитик полагает, что вопрос с регулированием оптовых цен на нефтепродукты решить в ближайшее время будет проблематично. Насытить отечественным бензином казахстанский рынок будет возможно лишь после модернизации НПЗ, которая, по новому плану, должна завершиться в 2018 году. "Чтобы решить проблему в ближайшее время, остается только один вариант - оставить регулируемым наше отечественное топливо "Евро-2" и сделать свободные цены на российский бензин "Евро-4,5", - заявил Смирнов.

Собеседник понимает, что при таком условии российский бензин АИ-92 будет заметно дороже казахстанского АИ-92. Однако он указывает на то, что качество российских нефтепродуктов значительно лучше. "Если сейчас наше топливо встанет по цене на уровень с российским, то НПЗ не будут заинтересованы в скорейшей модернизации. А так, такая ценовая политика простимулирует отечественные заводы и они захотят поскорее начать работать в полную мощность и продавать высококачественный бензин", - добавил эксперт. Без этого, по его прогнозам, дефицит бензина и дизельного топлива в Казахстане будет периодически происходить: "Зимой нормально, так как потребление снижается, весна осень - снова проблемы".

Схожую точку зрения высказал аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций (АИРИ) Артем Устименко. По его словам, дефицит бензина в стране, к сожалению, "будет продолжаться до тех пор, пока наши собственные НПЗ не пройдут полный, запланированный процесс модернизации. Ориентировочный срок - 2016 год".

"Так как потребление ежегодно растет, Казахстану необходимо покрывать разницу между потреблением и внутренним производством за счет импортных поставок. Исторически дефицит покрывался за счет поставок из РФ. Большой дисбаланс в ценах на ГСМ между странами в итоге привел к перебоям с поставками и Правительству необходимо было найти наиболее оптимальное решение - повысить стоимость на 12 процентов, что в принципе немного исходя из текущей ситуации на рынке ГСМ в России и Казахстане", - заявил Устименко о ситуации с дефицитом бензина в Казахстане.

Напомним, новые цены на бензин в Казахстане были установлены 21 августа: "дизельное топливо - 115 тенге за литр; АИ-80 - 89 тенге за литр; АИ-92/93 - 128 тенге за литр". Между тем, некоторые автозаправочные станции из-за дефицита бензина продолжают ограничивать продажу АИ-92. Стоит подчеркнуть, что в начале августа министр нефти и газа Узакбай Карабалин заявлял, что цены на бензин в августе не изменятся. "1 августа цены на бензин и дизельное топливо останутся прежними, они сохранятся до конца месяца наверняка. Обсуждение корректировки цен идет ежемесячно с января. Это обсуждение началось, обсуждаем в АРЕМ, Минэкономики. Естественно, это не означает, что бензин с каждым обсуждением дорожает. Как вы видите, стабильность сохраняется. Бензин в Казахстане дешевле, чем в странах, с которыми мы граничим", - отметил он. Компания "ҚазМұнайГаз Өнімдері" (КМГО) также недавно заявляла, что оснований для возникновения тотального дефицита бензина в Казахстане нет.

camonitor.kz

Как решить проблему дефицита бензина

Как решить проблему дефицита бензина

«Из-за чего возникла нехватка бензина и выросли цены на топливо в Казахстане?» — этот вопрос не сходит с повестки дня в последние полторы недели. Во вторник, 10 октября, Канат Бозумбаев, министр энергетики РК, объяснил увеличение цены ростом импорта АИ-92 из России. Летом, сказал министр, поставки снизились из-за роста цены на границе с $517 до $573 за тонну, притом что курс доллара изменился с 314 до 340 тенге. Объемы поставок сократились с 90 тыс. тонн до 35−30 тыс. тонн.

На прошлой неделе Министерство энергетики РК сообщило о том, что совместно с Министерством национальной экономики РК и Комитетом по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей выработало единую позицию для стимулирования импорта ГСМ в октябре. Комитет при осуществлении контроля над соблюдением законодательства будет учитывать закупочные цены на ГСМ, в том числе на импортированные нефтепродукты, в качестве обстоятельства, в равной мере влияющего на субъекты рынка реализации данного ГСМ.&nbspОжидается, что это стимулирует участников рынка импортировать АИ-92.

Эксперты прокомментировали для делового еженедельника «Капитал.kz», решит ли эта мера проблему нехватки топлива на казахстанском рынке.

Проблема в полной бесконтрольности

Называется несколько причин, по которым возник дефицит и выросла стоимость топлива — в том числе связанных с поставками. «В этом случае удивляет следующее. У Казахстана есть с Россией соглашение на поставку определенного объема топлива на рынок Казахстана — более миллиона тонн АИ-92 в течение года. При нормальной деятельности этот договор должен выполняться порциями — поквартально, помесячно. А у нас получается, что каждый раз, как только возникает нехватка бензина, говорят, что оттуда-то не отгружено, запасов осталось на столько-то. Кто должен за этим следить?» — говорит Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК, д.э.н., профессор.

Он считает, что нельзя «бесконечно будоражить потребителя» — и население, и промышленность. «Каждый раз задаешься вопросом, а вообще кто-нибудь контролирует тех монополистов, которые обязаны ввозить топливо внутрь страны. Это первое. Второй момент, который может выглядеть как реальная причина, — сговор распространителей топлива. Вполне возможно, где-то хранятся определенные объемы, компании ждут ажиотажа и потом по реакции рынка говорят: поскольку топлива нет, мы повышаем цены, потому что можем каким-то образом получить бензин из каких-то источников», — называет одну из возможных причин собеседник.

«Полная бесконтрольность» — это, по его мнению, корень проблем с бензином в Казахстане. «Как только заводы ставят на плановый ремонт, через некоторое время наблюдается дефицит. Однако на период проведения планового ремонта завод должен сделать запас топлива, который должен поступить на рынок и закрыть возникающий пробел. То есть дефицита быть не должно. И в этом вопрос — почему. Либо запас не делают, либо скрывают и в нужный момент по более высокой цене отпускают», — комментирует эксперт.

Все проблемы можно решить, если усилить контроль над всеми звеньями. «В свое время было предложение создать топливную биржу. Завод напрямую с ней связан, биржа напрямую реализует топливо. И никаких промежуточных звеньев. Об этом говорится с 1991 года. И вопрос так и не решается», — говорит собеседник.

Может ли больше российского бензина поставляться на рынок? «Не больше, чем прописано в контракте. Если сверх того, то российская сторона может увеличить цену на свой бензин, и тогда закономерно стоимость топлива на казахстанском рынке может увеличиться еще раз», — считает эксперт.

Есть ли у российской стороны чисто физически лишние объемы? «Лишних объемов сейчас ни у кого нет», — отвечает на этот вопрос Олег Егоров. Он подчеркивает: «Могут выделить какие-то объемы по более высокой цене в рамках товарооборота дружественных стран. Но опять же по более высокой цене».

Говоря о росте цен на АИ-92, эксперт отмечает, что стоимость вполне может составить 155−157 тенге за литр. Высказывая предположение о том, какое обстоятельство еще могло повлиять на рост, он называет следующее: «Отпускающие топливо организации должны установить приборы учета, а они стоят очень дорого — более 1 млн тенге за счетчик. Возможно, это также подталкивает к увеличению стоимости литра бензина».

Производство не увеличивается — цены растут

Отвечая на вопрос, нет ли в этом угрозы увеличения на и без того импортозависимом казахстанском рынке доли российского бензина, Сергей Смирнов, эксперт в нефтегазовой сфере, говорит, что, скорее всего, это разовая мера, поскольку возникший дефицит связан в основном с остановкой Павлодарского нефтехимического завода на плановый ремонт. «Но в то же время мера носит систематический характер: из года в год ситуация с нехваткой топлива повторяется — осенью и весной», — говорит спикер.

По его словам, когда отказались от регулирования розничных цен на нефтепродукты, власти заявляли, что это позволит включить рыночные механизмы и насытит внутренний рынок топливом. «По факту мы видим, что ничего не дает эффекта — ни ставка на регулирование розничных цен, ни ставка на запуск рыночных механизмов», — констатирует аналитик.

Проблему дефицита, продолжает он, можно решать двумя способами — либо увеличивать стоимость топлива, либо увеличивать производство. «По факту у нас производство не растет. Соответственно, включается другой механизм, используемый в последние годы, — повышение цен на нефтепродукты», — говорит Сергей Смирнов.

Насколько может увеличиться стоимость ходовой марки на этот раз, по мнению эксперта, сложно предугадать. «Учитывая то, как поднялась цена за последние полтора месяца. — 143 в начале сентября и сейчас — 152−153 тенге за литр. Такого резкого скачка я не припомню», — комментирует эксперт.

Отметим, что на 18.00 среды, 11 октября, на крупных автозаправочных сетях АИ-92 стоит 152−153 тенге за литр.

visa.kapital.kz

Дефицит бензина АИ-92 в Казахстане объяснил "человеческим" языком Школьник

"Человеческим" языком попробую нормально сказать, что происходит. Прежде всего, речь идет о бензине 92-ом. Мы потребляем в год бензина 2,8 миллиона тонн, которым пользуется большинство населения страны. А производим его 1,8 в год.При этом в этом году наши нефтеперерабатывающие заводы работают с нагрузкой в 105 процентов по отношению к прошлому году. Чтобы сгладить эту ситуацию, мы нашли возможность не останавливать на ремонт Шымкентский НПЗ. Он сейчас продолжает работать", - сказал Школьник на расширенном заседании комитета Мажилиса Парламента по вопросам экологии и природопользованию на тему проблем развития нефтегазовой отрасли в РК.

Он отметил, что более миллиона тонн бензина АИ-92 Казахстан завозит из Российской Федерации. "Именно по этой причине идет модернизация трех нефтеперерабатывающих заводов, с тем чтобы к концу 2016 - началу 2017 года мы производили достаточное количество светлых нефтепродуктов. Сложилась такая ситуация, что после девальвации тенге правительство совершенно правильно приняло решение не повышать цены на бензин. Мы оставили АИ-92 на уровне 115 тенге за литр на пистолете. В России за это время цены на бензин повысились до уровня 165-170 тенге за литр на пистолете. Мы из России завозим бензин сюда. То есть бизнес должен купить там по цене выше на 15-20-30 процентов, привезти сюда и продать здесь дешевле. Бизнес, конечно, этого делать не хочет. И никто не будет себе в убыток этого делать. Такая ситуация сложилась по этому году. Мы цену на бензин держим. И не завозим из России то, что мы должны все время завозить - невыгодно. Это один факт, который привел к этому кризису", - пояснил министр.

Также глава Минэнерго рассказал о махинациях некоторых предприимчивых людей, которые в том числе повлияли на рынок нефтепродуктов в стране. "Тот дешевый бензин, который есть у нас в приграничных регионах, люди смышленые, наверное, каждому надо выживать, заправляются на наших заправках, хотя запрещен вывоз светлых нефтепродуктов, но фура, в которой бак - одна тонна, заправляется бензином, который дешевле на 30 процентов, переезжает границу и пользуется этим дешевым бензином там. Он вывозится де-факто из нашей страны. Это усугубляет ситуацию на рынке нефтепродуктов", - сказал он.

По его словам, было принято "сложное решение". "Мы заставили оператора "Казмунайгаза" покупать бензин в РФ по тем ценам, по которым можно договориться, привозить сюда и продавать его по ценам, которые установлены здесь. Такое решение принято, они это делают сейчас", - отметил Школьник.

Однако, как выразился министр, "беда не приходит одна". "В это время сгорел Ачинский НПЗ, который находится в Краснодарском крае РФ, была авария на Рязанском заводе, Московском... И РФ сама начала испытывать дефицит 92-го бензина. Но сложность еще в том, что  АИ-92 в нашем понимании К-2, то есть бензин Евро-1, Евро-2, которым у нас пользуются, они прекратили практически выпускать. Они выпускают бензин марки К-4, К-5 - это Евро-4, Евро-5 по их классификации. У нас пока нет такого бензина, мы будем его выпускать. 92-го в нашем понимании они всего лишь 30-40 тысяч тонн выпускают и то как остатки. При этом они стимулировали выпуск высококачественного бензина, уменьшили акцизы в два раза на К-4, К-5. Вот с такой ситуацией наша страна столкнулась", - сказал он.

Подытоживая свое выступление, глава Минэнерго рассказал, что предпринимает правительство для урегулирования ситуации. "Мы законтрактовались на 70 тысяч тонн, мы добились все-таки через правительство РФ, федеральную антимонопольную службу России того, чтобы наши контракты исполнялись. И сейчас за сентябрь из России ввезено 35 тысяч тонн бензина 92-го разными способами. На октябрь мы запланировали порядка 70 тысяч тонн из РФ. Мы думаем, это снизит напряженность", - сказал он.

camonitor.kz

Вопрос топлива в Казахстане – политический

И не важно о чем мы говорим, о бензине или о дизеле. Никакого отношения к реальной экономике при таком настроении масс и быть не может. Большинство искренне считает, что баки должны заполнять чуть ли не бесплатно, апеллируя к огромным нефтяным запасам родины. Еще чаще говорят о невероятных доходах неких "бензиновых королей", которые не могут насытиться. Здесь важно понимать, что на самом деле цена топлива во всех страна практически одинакова, а разным его делают интересы государства. Налоги.

В Казахстане, это около 45% розничной цены, именно такой подход позволяет держать цену дешевле чем в России, там государственные изъятия на литр около 65%. Все остальное крайне схоже. Уберем интересы государства, остается около 80 тенге за литр, стоимость доставки готовых продуктов от этого 5%, услуги по содержанию АЗС, хранение порядка 11%, прибыль сетей редко доходит до 2%, транспортировка нефти и процессинг 21%. Нефть, в лучшем случае от 35%, банковское обслуживание еще 11%, маржа ресурсодержателей около 10%, оставшиеся 6% это прочие расходы, включая коррупционные издержки. Таким образом, разговоры о заоблачных доходах в розничном бизнесе сильно преувеличены. Не стоит забывать, что налоги есть и здесь, на зарплаты, на прибыль, на имущество.

При этом государство определят для себя приоритеты и риски, нивелируя их плавающими ставками. Последнее ралли цен на дизельное топливо, связано как раз с этим. Литр солярки на заправках сегодня, в районе 185 тенге. Этот рост можно было спрогнозировать еще год назад, когда правительство принимало постановление за номером 144, согласно которому с 1 июня ставка акциза при оптовой реализации дизельного топлива повышалась с 540 тенге до 9 300 тенге за тонну, соответственно, если раньше из литр в казну уходило 0,45 тыин, то теперь 7,75 тенге. Нельзя не отметить влияние цен на сырье и огромные затраты, которые понесли заводы на модернизацию и которые теперь нужно компенсировать, но это все же не так значительно сказывается на цену, как казенный интерес.

Конечно, в рамках такого маржинального коридора, всегда есть конкуренция, но есть она не только среди нефтяников, но и среди тех, кто пользуется в этой большой схеме привилегиями. Например, особое положение здесь занимают сельхозтоваропроизводители. Им "в целях обеспечения своевременного проведения полевых работ" в 2018 году выделены особые объемы - 769,4 тысяч тонн по 150 тенге за литр. Ровно столько, сколько было ими самими заявлено и соответствует их потреблению. Объемы согласованны с минсельхозом. Но оказывается, им этого не достаточно и в СМИ появились угрозы, что очередного повышения цен аграрии не перенесут. Так председатель Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов в интервью КТК заявил, что "со всех областей к нам письма, жалобы поступили, с конкретными фактами, анализами".

Вице-министр энергетики РК Болат Акчулаков напоминает, что на дизельное топливо больше не распространяется госрегулирование и кроме специально выделенных объемов "никого государственного субсидирования цен, в том числе на дизельное топливо нет. Поэтому цены сегодня складываются рыночного характера и если какие-то более удешевленные цены сельхоз товаропроизводителям отпускаются, это чисто волеизъявление представителей бизнеса", можно сказать исходя из настойчивых просьб и в ущерб своим интересам.

При этом, чтобы требовать увеличения объемов дешёвого дизеля, должно наблюдаться увеличение объема полевых работ, но ведь нежданного роста активности не наблюдается уже несколько лет, зато растет диспаритет цен. Импортное дизельное топливо на границе РФ-РК около 238 тысяч тенге за тонну, что дороже на 58 тысяч тенге от уровня цен для аграриев и на 28 тысяч тенге, внутренних рыночных цен в стране, и это огромная разница, которая может стимулировать переправлять топливо за границу, ведь розничная цена за литр солярки в России в районе 215 тенге за литр.

Ни на что не намекаем, но доходность от нелегального экспорта в Россию, может быть феноменальна. При этом, Казахстан продолжает импортировать более дорогой дизель из России, отечественные заводы пока не в состоянии покрыть все потребности. Только в июле КМГ завез 15 тысяч тонн, в августе на плановый ремонт закрывается павлодарский нефтехим и объем могут увеличить до 25 тысяч, сколько же на самом деле будет ввезено, будет понятно только в сентябре, но по некоторым прогнозам говорят о 35-40 тысячах тонн. На этом фоне требовать дешевое топливо со стороны государства не совсем корректно.

Еще более некорректно об этом говорить при постоянном росте на их продукцию. Государство всеми возможными способами помогает селу, предоставляет дешевые кредиты, субсидирует, теряет доходы от топлива, но цены на товары села только поднимаются подталкивая инфляцию. При этом, они единственные потребители дизеля в стране. Растет логистика и транзит, дорожные работы идут по всей стране, и не одна из этих отраслей не отреагировала так остро на временное повышение цен. Может быть потому, что их доходы зависят не от перепродажи ресурса, а от выполненных ими работ?

mail.kz

Проблемы с бензином в Казахстане решатся до конца этой недели?

Опубликовано 17 октября 2017, 21:14, просмотров 528

Проблемы с бензином в Казахстане решатся до конца этой недели.

 Канат БозумбаевТакое обещание сегодня дал Министр энергетики Канат Бозумбаев. При этом он  не скрывал, что заправляться казахстанцам придётся дороже. Дефицит топлива ликвидируют за счет дополнительных поставок из России. Но уже в новом году казахстанцы забудут о сложностях. Бозумбаев дал слово Президенту полностью обеспечить рынок своим топливом.

Топливный рынок Казахстана должен прийти в себя на следующей неделе.  По данным министра энергетики Каната Бозумбаева, запасов 92-го осталось на 13 дней. А там поступит и российский бензин, и НПЗ откроются. По расчетам Бозумбаева, средняя цена 92-го может составить 161 тенге за литр.

КАНАТ БОЗУМБАЕВ, министр энергетики РК:

– В ноябре в связи с тем, что доля российского бензина на рынке будет уменьшаться, во второй половине ноября возможно уменьшение цены от 161-162 тенге в сторону уменьшения.

Канат Бозумбаев твердо верит в то, что говорит. Ведь буквально накануне ему пришлось дать очень серьезное обещание Президенту.

НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ, Президент Республики Казахстан (запись от 16.10.2017 г.):

– То есть, в следующем году мы сможем полностью обеспечить себя ГСМ и бензином?

КАНАТ БОЗУМБАЕВ, министр энергетики РК (запись от 16.10.2017 г.):

– Значит, в первом полугодии мы начнем обеспечивать себя полностью высокооктановым бензином и дизтопливом и начнем, наконец, авиационным топливом. Теперь эта зависимость в следующем году будет снята.

Но это не первое обещание чиновников полностью обеспечить республику своим топливом. 27 августа 2014 года. Вице-министр энергетики Узакбай Карабалин говорит, что страна не будет зависеть от импорта бензина после 2016 года. Полгода спустя об этом заявил и сам министр энергетики – тогда это был Владимир Школьник.

Но, как видим, на подходе 2018-й, а топливный кризис никуда не делся. Эксперты считают, что даже после модернизации проблема с дефицитом останется. Заводам просто не хватит нефти, чтобы переработать её. Иностранным компаниям выгоднее экспортировать сырье, чем поставлять на внутренний рынок.

СЕРГЕЙ СМИРНОВ, эксперт нефтегазового рынка:

– Там идет поставка по мировым ценам. И плюс этим компаниям возвращают НДС. Когда идет поставка сырья на наши НПЗ, то они поставляют по значительно более низким – в два-три раза – ценам, и плюс они доплачивают НДС. То есть, заинтересованности нет.

Впрочем, ждать осталось недолго. А для эффективности эксперты предлагают привлекать к серьезной ответственности чиновников за неисполненные обещания.

Нургали Карабаев, Данияр Жусупов Источник: informburo.31.kz

Поделиться в соцсетях

websiteaboutbusiness.com