Откуда берется плохой бензин? Расследование эксперта. Откуда берется бензин


инспекторы "За рулем" на нефтебазе компании Shell — журнал За рулем

Качество бензина — дело темное. Как-то один из начальников топливной компании посетовал в приватной беседе: мол, вот на этой АЗС по выборгской трассе — всегда вроде бы порядок, но упаси боже заправиться там в пятницу вечером. А ведь речь тогда шла о солидном бренде. На базу одного из таких мы и отправились с инспекцией.

Честно говоря, за десять лет проведения топливных экспертиз мне с коллегами дрянной бензин попадался лишь однажды. Нашли мы на Калужском шоссе место, где по одну сторону располагалась «лукойловская» АЗС, а справа практически такая же, но уже «лИкойловская». Разница — в одной буковке и в десятке недостающих единиц октанового числа. А также в безумной вони продаваемого там снадобья, которое, кстати говоря, было на три рубля за литр дешевле, чем у соседей через дорогу. В лаборатории тогда сказали однозначно: «Это не бензин!» А вскоре после публикации курьезная вывеска с трассы исчезла.

А вот чего ждать от заведомо дорогих заправок?

Так получилось, что по долгу службы мы оказались на шелловской нефтебазе под Подольском. Вообще-то нам должны были показать образцово-показательный бензовоз — и действительно показали. Но как тут удержаться от ехидных вопросов на прочие топливные темы?

***

Это пространство водитель обозревает только через камеру: зеркала сюда ну никак не достают… Но для подстраховки на правой двери висит табличка: мол, имей в виду, что тебя сверху не видно! Говорят, водители легковушек понимают с первого раза, а потому стараются отъехать от правого переднего колеса подальше…

Это пространство водитель обозревает только через камеру: зеркала сюда ну никак не достают… Но для подстраховки на правой двери висит табличка: мол, имей в виду, что тебя сверху не видно! Говорят, водители легковушек понимают с первого раза, а потому стараются отъехать от правого переднего колеса подальше…

Каково мое отношение к сети заправок Shell? Нейтральное. Среди плюсов:

  • Здесь тебя сначала заправляют, а потом ты платишь.
  • Здесь всегда работает туалет и можно помыть руки.
  • Это брендовая заправка с громким именем, а потому в процессе заправки как бы невольно возвышаешься в собственных глазах.

Но есть и минусы:

  • Здесь дороже, чем у большинства остальных.
  • Сеть шелловских АЗС плохо развита — их надо долго искать.
  • В наших зарулевских экспертизах Shell никогда не блистал.

Так что насчет нейтрального, я, пожалуй, загнул — для меня минусы перевешивают, так что лично я предпочитаю ВР. Иногда Несте. В крайнем случае — Лукойл. Почему в крайнем? Потому что они так и не научились по-человечески заправлять полный бак. Да и оператор возле колонки то присутствует, то нет.

Но сегодня мы едем на Shell.

***

Та самая грозная табличка. Многие водители с других предприятий спрашивают, где такую раздобыть?

Та самая грозная табличка. Многие водители с других предприятий спрашивают, где такую раздобыть?

Материалы по теме

Что мне у Шелла нравится, так это фирменная расцветка. И еще помню, как несколько лет назад довелось участвовать в беседе с вице-президентом компании Дэвидом Пирретом. Образованный интеллигентный мужик — приятно было пообщаться. Тем более что сразу от него я направился на встречу к тогдашнему вазовскому временщику. Не хочу про него вспоминать, скажу лишь, что разница была сумасшедшая.

***

Нас встречают у входа. Симпатичные бензовозы и еще более симпатичные сотрудницы. Ну и деловые мужики, конечно… Начинаем общаться. Где берет свой бензин Shell? Не в Голландии, конечно: далековато и дороговато. Перевозчик — фирма АВТЭК, с представителями которой мы беседуем, получает бензин в столичной Капотне, Рязани, Уфе или Ярославле. Впоследствии им обслуживаются Москва, Тула, Смоленск, Брянск и Липецк.

Дальше начинается небольшой спектакль. Менеджер заявляет: фирма покупает российское топливо, после чего его качество… возрастает! Ну, это даже не смешно: с какой стати-то? Сошлись на том, что Shell не ухудшает качество российского топлива при транспортировке и хранении. В это еще можно поверить. Впрочем, менеджер так и не поверил: похоже, он и в самом деле думает иначе.

***

На дисплей выведена информация о температуре и давлении во всех шинах

На дисплей выведена информация о температуре и давлении во всех шинах

Материалы по теме

А хорошее ли топливо они покупают в дремучей России? Шелловцы кивают — мол, оно полностью соответствует российским ГОСТам, а фирменная нефтебаза осуществляет его входной контроль. По каким параметрам, уточнять не стали. Вопрос про октановое число обратили в шутку: мол, ну это же очевидно. Пришлось напомнить, что технический регламент не предъявляет к этому числу точных требований: мол, не ниже 80 — и ладно. С нами не спорят, но торопятся показать бензовоз.

К бензовозам нет вопросов — взгляните на фото. Обвешаны камерами и антеннами, чтобы никто ничего не намухлевал. Топливо — в дорогущей алюминиевой таре, рожденной за рубежом. Порадовала веселая картинка на правой двери — специально для тех добрых людей за рулем, которые в пробках норовят залезть бензовозу чуть ли не под бампер.

Своих перевозчиков у Шелла нет — ни в России, ни в мире. Хорошо это или плохо? Тут каждый волен поступать, как ему удобно, потребителю нужно хорошее топливо и ничего более.

На нефтебазе чисто. Съемка и разговоры по мобильникам вблизи заправки запрещены: известны случаи несанкционированного искрения встроенных аккумуляторов. Да, на литиевые батарейки в последнее время часто наезжают: иногда они действительно ведут себя агрессивно.

А я опять — про плохой бензин. Откуда же он берется?

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

www.zr.ru

Откуда берется плохой бензин? Расследование эксперта / Мужское / Лента.co

   Читать оригинал публикации на km.ru   

© KM.RU, Илья Шабардин

© KM.RU, Илья Шабардин

Как-то один из начальников топливной компании посетовал в приватной беседе: мол, вот на этой АЗС по выборгской трассе — всегда вроде бы порядок, но упаси боже заправиться там в пятницу вечером. А ведь речь тогда шла о солидном бренде. На базу одного из таких мы и отправились с инспекцией.

Честно говоря, за десять лет проведения топливных экспертиз мне с коллегами дрянной бензин попадался лишь однажды. Нашли мы на Калужском шоссе место, где по одну сторону располагалась «лукойловская» АЗС, а справа практически такая же, но уже «лИкойловская». Разница — в одной буковке и в десятке недостающих единиц октанового числа. А также в безумной вони продаваемого там снадобья, которое, кстати говоря, было на три рубля за литр дешевле, чем у соседей через дорогу. В лаборатории тогда сказали однозначно: «Это не бензин!» А вскоре после публикации курьезная вывеска с трассы исчезла.

А вот чего ждать от заведомо дорогих заправок?

Так получилось, что по долгу службы мы оказались на шелловской нефтебазе под Подольском. Вообще-то нам должны были показать образцово-показательный бензовоз — и действительно показали. Но как тут удержаться от ехидных вопросов на прочие топливные темы?

Каково мое отношение к сети заправок Shell? Нейтральное. 

Среди плюсов: Здесь тебя сначала заправляют, а потом ты платишь. Здесь всегда работает туалет и можно помыть руки.

Это брендовая заправка с громким именем, а потому в процессе заправки как бы невольно возвышаешься в собственных глазах.

Но есть и минусы: Здесь дороже, чем у большинства остальных. Сеть шелловских АЗС плохо развита — их надо долго искать. В наших зарулевских экспертизах Shell никогда не блистал.

Так что насчет нейтрального, я, пожалуй, загнул — для меня минусы перевешивают, так что лично я предпочитаю ВР. Иногда Несте. В крайнем случае — Лукойл. Почему в крайнем? Потому что они так и не научились по-человечески заправлять полный бак. Да и оператор возле колонки то присутствует, то нет.

Но сегодня мы едем на Shell.

Что мне у Шелла нравится, так это фирменная расцветка. И еще помню, как несколько лет назад довелось участвовать в беседе с вице-президентом компании Дэвидом Пирретом. Образованный интеллигентный мужик — приятно было пообщаться. Тем более что сразу от него я направился на встречу к тогдашнему вазовскому временщику. Не хочу про него вспоминать, скажу лишь, что разница была сумасшедшая.

Нас встречают у входа. Симпатичные бензовозы и еще более симпатичные сотрудницы. Ну и деловые мужики, конечно… Начинаем общаться. Где берет свой бензин Shell? Не в Голландии, конечно: далековато и дороговато. Перевозчик — фирма АВТЭК, с представителями которой мы беседуем, получает бензин в столичной Капотне, Рязани, Уфе или Ярославле. Впоследствии им обслуживаются Москва, Тула, Смоленск, Брянск и Липецк.

Дальше начинается небольшой спектакль. Менеджер заявляет: фирма покупает российское топливо, после чего его качество… возрастает! Ну, это даже не смешно: с какой стати-то? Сошлись на том, что Shell не ухудшает качество российского топлива при транспортировке и хранении. В это еще можно поверить. Впрочем, менеджер так и не поверил: похоже, он и в самом деле думает иначе.

А хорошее ли топливо они покупают в дремучей России? Шелловцы кивают — мол, оно полностью соответствует российским ГОСТам, а фирменная нефтебаза осуществляет его входной контроль. По каким параметрам, уточнять не стали. Вопрос про октановое число обратили в шутку: мол, ну это же очевидно. Пришлось напомнить, что технический регламент не предъявляет к этому числу точных требований: мол, не ниже 80 — и ладно. С нами не спорят, но торопятся показать бензовоз.

К бензовозам нет вопросов — взгляните на фото. Обвешаны камерами и антеннами, чтобы никто ничего не намухлевал. Топливо — в дорогущей алюминиевой таре, рожденной за рубежом. Порадовала веселая картинка на правой двери — специально для тех добрых людей за рулем, которые в пробках норовят залезть бензовозу чуть ли не под бампер. Своих перевозчиков у Шелла нет — ни в России, ни в мире. Хорошо это или плохо? Тут каждый волен поступать, как ему удобно, потребителю нужно хорошее топливо и ничего более.

На нефтебазе чисто. Съемка и разговоры по мобильникам вблизи заправки запрещены: известны случаи несанкционированного искрения встроенных аккумуляторов. Да, на литиевые батарейки в последнее время часто наезжают: иногда они действительно ведут себя агрессивно.

А я опять — про плохой бензин. Откуда же он берется?

Чтобы шелловцы не кивали на «не наши районы с другими брендами», напоминаю про их пресс-конференцию, посвященную участившимся случаям так называемой масляной чумы, то есть превращения моторного масла в гудрон с последующим капремонтом моторов. Тогда докладчик с Запада лихо прошелся по бензоколонкам и заявил, что виной всему крайне низкое качество бензина в нашей стране! На мой тогдашний вопрос, что он думает о заправках Shell, ответа я тогда так и не услышал. Но, может быть, услышу сейчас. Спрашиваю в лоб, почему во всех зарулевских экспертизах их топливо оказывается в хвосте? В частности, по содержанию серы.

Вопрос явно не нравится. Сомнения насчет компетентности лаборатории отметаю: мол, «эта нога — у того, у кого надо нога». Какой бензин мы проверяли? Самый лучший: V-Power!

— А, ну тогда понятно! — поясняют мне. — Вот присадка, скорее всего, и виновата. Но ее делает не Shell, а BASF или Chevron, так что — извините: вопрос не к нам…

На этом, в общем-то, поиски слабого звена можно было прекращать. Виноватых нет. Бензовозы — супер. Водители не имеют физической возможности портить продукцию. Входной контроль нефтебазы брака не выявляет.

То есть проблемы нет? Коммунизм победил?

— Ну, не совсем, — объясняют мне. — Конечно, на отдельных заправках, наверное, местами, что-то возможно, но мы ручаемся, что вот здесь, у нас на нефтебазе — полный порядок. А на любой АЗС вы можете посмотреть паспорт качества топлива.

Это неинтересно. Ну как обычный чайник может понять, что ему заливают именно то топливо, которое указано в бумажке? Никак!

Что меня откровенно удивило, так это следующий факт. Оказалось, что в одну и ту же тару (читай, отсек бензовоза) можно поочередно заливать совершенно разное топливо. Сегодня — 98-й, завтра — дизтопливо. А мне почему-то это казалось святотатством. Да и сейчас кажется, честно говоря. Однако меня уверяют, что в Европе делают то же самое. Потому что цистерны бензовозов такие хорошие, что на их стенках практически не остается следов ранее залитого топлива, а датчик фиксирует даже крошечный остаток чуть ли не в 50 мл. Иными словами, никакого смешения разных видов топлива не происходит.

Ну, возможно — не знаю. Но есть еще вопрос: как хранятся на нефтебазе топлива с разных заводов. Скажем, сегодня 95-й привезли из Рязани, а завтра — из Капотни: можно ли их смешивать? Ответ — положительный: да, мы их смешиваем!

И мне кажется, что это не вполне правильно. Потому что разные заводы могут использовать разные технологии. И что за коктейль получится при смешивании, сказать трудно.

Кстати, а как добавляют присадку? Ту, которая превращает обычный бензин в V-Pоwer? Ехидно добавлю: ту, которая превращает рязанский или ярославский бензин в шелловский…

Вариантов два. В первом случае это происходит прямо на нефтебазе: присадку добавляют в соответствующий отсек бензовоза. Второй вариант забавнее: это делает… водитель! На его бензовозе есть бак с присадкой. Предположим, его командировали на пару недель возить бензин с какого-то НПЗ и продавать его как V-Pоwer без заезда на нефтебазу. В этом случае он заливает свои цистерны и подает с пульта команду добавить присадку. Шелловский бензин готов.

Но почему тогда шелловский бензин такой дорогой? Понимаю, что вопрос наивный, но все-таки. Ответ звучит примерно так: это плата за скрупулезное соблюдение всех производственных процессов. Честно говоря, неубедительно: ведь Shell ничего не производит, а только перепродает! Если, конечно, не считать добавление той самой присадки в один из видов продаваемого топлива. Плата за чистый бензовоз?

— Кстати, на наших заправках вам всегда наливают лишнее топливо! — сообщают мне. — На других АЗС возможно всякое, а у нас клиент на первом месте, поэтому за свои деньги он получает чуть больше требуемого.

Что ж, приятно слышать.

Я свое мнение о шелловских заправках не поменял. Ни в лучшую, ни в худшую сторону. Убежден, что на любой нефтебазе иного бренда мне бы рассказали примерно то же самое.

Но в целом хотелось бы, чтобы абсолютно все заправки страны выглядели не хуже шелловских. По крайней мере, там уютно и красиво. И еще понять, откуда все-таки на АЗС то и дело попадается некачественное топливо.

Автор: Колодочкин Михаил

lenta.co

Откуда берется плохой бензин? Расследование эксперта

Качество бензина — дело темное. Как-то один из начальников топливной компании посетовал в приватной беседе: мол, вот на этой АЗС по выборгской трассе — всегда вроде бы порядок, но упаси боже заправиться там в пятницу вечером. А ведь речь тогда шла о солидном бренде. На базу одного из таких мы и отправились с инспекцией.

Честно говоря, за десять лет проведения топливных экспертиз мне с коллегами дрянной бензин попадался лишь однажды. Нашли мы на Калужском шоссе место, где по одну сторону располагалась «лукойловская» АЗС, а справа практически такая же, но уже «лИкойловская». Разница — в одной буковке и в десятке недостающих единиц октанового числа. А также в безумной вони продаваемого там снадобья, которое, кстати говоря, было на три рубля за литр дешевле, чем у соседей через дорогу. В лаборатории тогда сказали однозначно: «Это не бензин!» А вскоре после публикации курьезная вывеска с трассы исчезла.

А вот чего ждать от заведомо дорогих заправок?

Так получилось, что по долгу службы мы оказались на шелловской нефтебазе под Подольском. Вообще-то нам должны были показать образцово-показательный бензовоз — и действительно показали. Но как тут удержаться от ехидных вопросов на прочие топливные темы?

***

 

Это пространство водитель обозревает только через камеру: зеркала сюда ну никак не достают… Но для подстраховки на правой двери висит табличка: мол, имей в виду, что тебя сверху не видно! Говорят, водители легковушек понимают с первого раза, а потому стараются отъехать от правого переднего колеса подальше…

 

 

Каково мое отношение к сети заправок Shell? Нейтральное. Среди плюсов:

 

  • Здесь тебя сначала заправляют, а потом ты платишь.
  • Здесь всегда работает туалет и можно помыть руки.
  • Это брендовая заправка с громким именем, а потому в процессе заправки как бы невольно возвышаешься в собственных глазах.

 

Но есть и минусы:

 

  • Здесь дороже, чем у большинства остальных.
  • Сеть шелловских АЗС плохо развита — их надо долго искать.
  • В наших зарулевских экспертизах Shell никогда не блистал.

 

Так что насчет нейтрального, я, пожалуй, загнул — для меня минусы перевешивают, так что лично я предпочитаю ВР. Иногда Несте. В крайнем случае — Лукойл. Почему в крайнем? Потому что они так и не научились по-человечески заправлять полный бак. Да и оператор возле колонки то присутствует, то нет.

Но сегодня мы едем на Shell.

***

 

Та самая грозная табличка. Многие водители с других предприятий спрашивают, где такую раздобыть?

Что мне у Шелла нравится, так это фирменная расцветка. И еще помню, как несколько лет назад довелось участвовать в беседе с вице-президентом компании Дэвидом Пирретом. Образованный интеллигентный мужик — приятно было пообщаться. Тем более что сразу от него я направился на встречу к тогдашнему вазовскому временщику. Не хочу про него вспоминать, скажу лишь, что разница была сумасшедшая.

 

***

Нас встречают у входа. Симпатичные бензовозы и еще более симпатичные сотрудницы. Ну и деловые мужики, конечно… Начинаем общаться. Где берет свой бензин Shell? Не в Голландии, конечно: далековато и дороговато. Перевозчик — фирма АВТЭК, с представителями которой мы беседуем, получает бензин в столичной Капотне, Рязани, Уфе или Ярославле. Впоследствии им обслуживаются Москва, Тула, Смоленск, Брянск и Липецк.

Дальше начинается небольшой спектакль. Менеджер заявляет: фирма покупает российское топливо, после чего его качество… возрастает! Ну, это даже не смешно: с какой стати-то? Сошлись на том, что Shell не ухудшает качество российского топлива при транспортировке и хранении. В это еще можно поверить. Впрочем, менеджер так и не поверил: похоже, он и в самом деле думает иначе.

***

 

На дисплей выведена информация о температуре и давлении во всех шинах

А хорошее ли топливо они покупают в дремучей России? Шелловцы кивают — мол, оно полностью соответствует российским ГОСТам, а фирменная нефтебаза осуществляет его входной контроль. По каким параметрам, уточнять не стали. Вопрос про октановое число обратили в шутку: мол, ну это же очевидно. Пришлось напомнить, что технический регламент не предъявляет к этому числу точных требований: мол, не ниже 80 — и ладно. С нами не спорят, но торопятся показать бензовоз.

 

К бензовозам нет вопросов — взгляните на фото. Обвешаны камерами и антеннами, чтобы никто ничего не намухлевал. Топливо — в дорогущей алюминиевой таре, рожденной за рубежом. Порадовала веселая картинка на правой двери — специально для тех добрых людей за рулем, которые в пробках норовят залезть бензовозу чуть ли не под бампер.

Своих перевозчиков у Шелла нет — ни в России, ни в мире. Хорошо это или плохо? Тут каждый волен поступать, как ему удобно, потребителю нужно хорошее топливо и ничего более.

На нефтебазе чисто. Съемка и разговоры по мобильникам вблизи заправки запрещены: известны случаи несанкционированного искрения встроенных аккумуляторов. Да, на литиевые батарейки в последнее время часто наезжают: иногда они действительно ведут себя агрессивно.

А я опять — про плохой бензин. Откуда же он берется?

Забавный атрибут топливовоза: переключаемый вручную номер категории опасности перевозимого груза. Двигаешь рычажок — меняешь цифру.

 

 

Чтобы шелловцы не кивали на «не наши районы с другими брендами», напоминаю про их пресс-конференцию, посвященную участившимся случаям так называемой масляной чумы, то есть превращения моторного масла в гудрон с последующим капремонтом моторов. Тогда докладчик с Запада лихо прошелся по бензоколонкам и заявил, что виной всему крайне низкое качество бензина в нашей стране! На мой тогдашний вопрос, что он думает о заправках Shell, ответа я тогда так и не услышал. Но, может быть, услышу сейчас. Спрашиваю в лоб, почему во всех зарулевских экспертизах их топливо оказывается в хвосте? В частности, по содержанию серы.

Вопрос явно не нравится. Сомнения насчет компетентности лаборатории отметаю: мол, «эта нога — у того, у кого надо нога». Какой бензин мы проверяли? Самый лучший: V-Power!

— А, ну тогда понятно! — поясняют мне. — Вот присадка, скорее всего, и виновата. Но ее делает не Shell, а BASF или Chevron, так что — извините: вопрос не к нам…

***

 

Гордость нефтебазы — так называемый нижний налив топлива. Обычно заливают сверху, как в бочку на даче, а тут все полностью экологично и герметично… Два куба в минуту. Оператор не залезает наверх, а потому никто не свалится в бак и не уронит туда мобильный телефон...

 

 

На этом, в общем-то, поиски слабого звена можно было прекращать. Виноватых нет. Бензовозы — супер. Водители не имеют физической возможности портить продукцию. Входной контроль нефтебазы брака не выявляет.

То есть проблемы нет? Коммунизм победил?

— Ну, не совсем, — объясняют мне. — Конечно, на отдельных заправках, наверное, местами, что-то возможно, но мы ручаемся, что вот здесь, у нас на нефтебазе — полный порядок. А на любой АЗС вы можете посмотреть паспорт качества топлива.

Это неинтересно. Ну как обычный чайник может понять, что ему заливают именно то топливо, которое указано в бумажке? Никак!

***

Что меня откровенно удивило, так это следующий факт. Оказалось, что в одну и ту же тару (читай, отсек бензовоза) можно поочередно заливать совершенно разное топливо. Сегодня — 98-й, завтра — дизтопливо. А мне почему-то это казалось святотатством. Да и сейчас кажется, честно говоря. Однако меня уверяют, что в Европе делают то же самое. Потому что цистерны бензовозов такие хорошие, что на их стенках практически не остается следов ранее залитого топлива, а датчик фиксирует даже крошечный остаток чуть ли не в 50 мл. Иными словами, никакого смешения разных видов топлива не происходит.

Ну, возможно — не знаю. Но есть еще вопрос: как хранятся на нефтебазе топлива с разных заводов. Скажем, сегодня 95-й привезли из Рязани, а завтра — из Капотни: можно ли их смешивать? Ответ — положительный: да, мы их смешиваем!

И мне кажется, что это не вполне правильно. Потому что разные заводы могут использовать разные технологии. И что за коктейль получится при смешивании, сказать трудно.

***

 

Пульт управления. Кстати, подобные автомобили могут превращать простой 95-й в V-Power самостоятельно. Бачок с присадкой находится «под брюхом».

 

Кстати, а как добавляют присадку? Ту, которая превращает обычный бензин в V-Pоwer? Ехидно добавлю: ту, которая превращает рязанский или ярославский бензин в шелловский…

 

Вариантов два. В первом случае это происходит прямо на нефтебазе: присадку добавляют в соответствующий отсек бензовоза. Второй вариант забавнее: это делает… водитель! На его бензовозе есть бак с присадкой. Предположим, его командировали на пару недель возить бензин с какого-то НПЗ и продавать его как V-Pоwer без заезда на нефтебазу. В этом случае он заливает свои цистерны и подает с пульта команду добавить присадку. Шелловский бензин готов.

***

Но почему тогда шелловский бензин такой дорогой? Понимаю, что вопрос наивный, но все-таки. Ответ звучит примерно так: это плата за скрупулезное соблюдение всех производственных процессов. Честно говоря, неубедительно: ведь Shell ничего не производит, а только перепродает! Если, конечно, не считать добавление той самой присадки в один из видов продаваемого топлива. Плата за чистый бензовоз?

— Кстати, на наших заправках вам всегда наливают лишнее топливо! — сообщают мне. — На других АЗС возможно всякое, а у нас клиент на первом месте, поэтому за свои деньги он получает чуть больше требуемого.

Что ж, приятно слышать.

***

Я свое мнение о шелловских заправках не поменял. Ни в лучшую, ни в худшую сторону. Убежден, что на любой нефтебазе иного бренда мне бы рассказали примерно то же самое.

Но в целом хотелось бы, чтобы абсолютно все заправки страны выглядели не хуже шелловских. По крайней мере, там уютно и красиво. И еще понять, откуда все-таки на АЗС то и дело попадается некачественное топливо.

 

Источник

4kolesa.mirtesen.ru

Откуда берется «паленый» бензин? | KM.RU

По статистике, российские нефтяники ежегодно выпускают бензина А-80 на 5 млн тонн больше, чем могут потреблять машины — это диктуют устаревшие технологии. Куда девают избытки низкооктанового топлива? Продают под более дорогими марками!

Чтобы понять, чем заправляют наши автомобили на заправках, давайте посмотрим, как вообще получается бензин. Не секрет, что исходным сырьем является нефть — горючая маслянистая жидкость, состоящая из множества соединений, которую на российских НПЗ (нефтеперерабатывающих заводах — прим. авт.) нагревают и методом прямой перегонки разделяют на различные виды топлива: бензин, керосин, дизельное топливо и мазут. После удаления вредных для экологии и для двигателя примесей (в числе которых сера, смолы и парафины) на выходе получается товарное топливо.

Затем топливо отправляют на нефтебазы, но последние вместо качественного продукта нередко покупают... полуфабрикат! Тот самый низкооктановый бензин, избытки которого нужно распродавать нефтяникам и который посредники модифицируют, добавляя всяческие добавки (октаноповышающие, антидетонационные моющие и другие). Но где гарантия, что сотрудники нефтебазы используют качественные присадки? Ведь любому качественному компоненту найдется дешевая, но вредная двигателю замена! Давайте посмотрим, какими присадками мошенники «улучшают» топливо.

Самый вредный, но наиболее эффективный способ мгновенно увеличить октановое число бензина (примерно на 10 единиц) — добавить раствор тетраэтилсвинца, который позволяет приготовить из А-80 сразу А-92, но сильно токсичен, вредит  нейтрализатору, а также меняет температуру сгорания топлива, что оборачивается отложениями на стенках цилиндров, закоксовыванием клапанов и поршневых колец. Впрочем, существует немало других присадок, которые и найти проще, и стоят дешевле: например, этиловый спирт, нафталин, соединения бензола или... ацетон.

Последний, хоть и поднимает октановое число, вызывает сильнейшую коррозию металла, а также разъедает резиновые сальники и прокладки. Аналогичными свойствами отличаются и ароматические углеводороды (бензол, толуол и прочие) — не менее сильные растворители, чем ацетон. Впрочем, остальные добавки, которые применяют «бизнесмены», не лучше: любимый «бодяжниками» нафталин образует сильнейший нагар, забивает топливную магистраль, бензонасос и форсунки; дешевые железосодержащие присадки вредят свечам зажигания и уменьшают ресурс мотора.

Не забудем еще парочку относительно безвредных присадок — это этиловый спирт и метил-трет-бутиловый эфир. Последний, между прочим, улучшает процесс сгорания и повышает экономичность мотора, но требует добавления дорогих удержателей, на которых, разумеется, предпочитают экономить: тогда смесь распадается, октановое число падает, а мотор начинает нещадно детонировать... А что этиловый спирт? Да, он увеличивает мощность, улучшает сгорание, но это касается только недешевых обезвоженных спиртов! В остальных случаях — детонация и перестук клапанов.

Впрочем, упомянутые присадки обычно применяют не крупные нефтебазы, а подпольные предприятия или остальные участники цепочки «нефтекомбинат — автозаправка»: скрыть недостачу «бодяжным» топливом может и водитель бензовоза, и оператор заправки... Кстати, мелкие несетевые заправки, даже покупающие качественное топливо, могут испортить бензин... некачественным хранением. В подземных резервуарах скапливаются отложения, которые необходимо своевременно удалять по специальной технологии, на чем хозяева заправок предпочитают экономить.

«Российский топливный союз» подтверждает сказанное: сегодня продажа контрафактного топлива остается доходным бизнесом! И если раньше «паленым» бензином считалось топливо, которое «прямогоном» перегоняли небольшие нефтяные заводики, то теперь мошенники закупают качественный «восьмидесятый» и самыми дешевыми присадками «модифицируют» до «девяносто второго» или «девяносто пятого». Причем специалисты говорят, что отследить качество топлива на пути от крупного нефтехемического комбината до конечного потребителя невозможно.

А потому неудивительно, что по оценкам «Международного центра качества топлива» российский бензин занимает 84 место из 100 возможных: хуже только такие страны, как Таджикистан, Уругвай, Эфиопия или Парагвай. Так и выходит, что российский автомобилист должен быть «немножко химиком» и «немножко ясновидящим», чтобы из сотен заправок выбирать одну, где бензин отличается лучшим качеством. И когда ситуация изменится, тоже непонятно, хотя очень хочется почувствовать себя европейцем: залить бензина «до полного» и не думать об октановом числе и этиловых спиртах...

Иван Щербаков

www.km.ru


Смотрите также