некачественное дизельное топливо. Некачественный бензин судебная практика


Суд обязал "Газпром нефть" заплатить за плохой бензин

Глубокая стимуляция мозга помогает "изнутри" бороться с его заболеваниями. Но как выяснили врачи, имплантаты способны попутно менять пристрастия пациентов и даже вызывать галлюцинации. Ученые беспокоятся, что по мере развития технологий это может привести к "навязанным извне" преступлениям. Доцент нейроэтики Лора Кабрера и адъюнкт-профессор права Дженнифер Картер-Джонсон из Университета штата Мичиган рассказывают о вызовах, которые нейротехнологии бросают праву и морали уже сейчас.

Б. очень любит кантри-исполнителя Джонни Кэша, хотя вообще-то он его не любит. А И. увидел, как его доктора превращаются в итальянских поваров прямо у него на глазах.

Что объединяет этих людей? Оба проходили процедуры глубокой стимуляции мозга (ГСМ), когда имплантат посылает электрические импульсы в определенную цель в мозгу, чтобы изменить нейроактивность. Мозговые имплантаты используются для лечения заболеваний нервной системы, но подобные случаи говорят о том, что они могут менять поведение и сознание пациентов в нежелательную сторону.

Б. прописали глубокую стимуляцию мозга для лечения серьезного обсессивно-компульсивного расстройства. Он никогда не был меломаном, но после начала процедур обнаружил в себе глубокую любовь к единственному исполнителю – Джонни Кэшу. Б. купил все его диски и проигрывал их без устали. Но когда курс лечения окончился, пристрастие исчезло.

Эпилептик И. проходил мозговую стимуляцию для того, чтобы врачи могли узнать, какой участок мозга отвечает за приступы.  Но во время процедуры у пациента начались галлюцинации. Вместо больничной палаты он увидел знакомые ему места: свой дом и станцию метро, а врачи на его глазах превратились в поваров-итальянцев из местной пиццерии.

В обоих случаях ГСМ очевидно было причиной изменившегося восприятия. И это ставит целый ряд сложных вопросов. ГСМ и подобные нейротехнологии становятся все более популярными и поведение людей с имплантатами мозга может бросить вызов общественным представлениям об ответственности.

Юристы, философы и этики определили условия, при которых человек должен отвечать за свои поступки – по закону или морали. Мозг считается центром контроля, рационального мышления и эмоций: он управляет поведением людей. Соответственно, он является ключевым фактором действий, автономии и ответственности.

Кто отвечает за действия человека, который совершает поступки под влиянием своего мозгового имплантата? В качестве нейроэтика и эксперта по праву мы предлагаем обществу разобраться с этим вопросом сейчас, до того, как его будут решать судебные инстанции.

Кого винить, если что-то пойдет не так?

Представим, что К., которая была за рулем, испытала внезапное желание свернуть на автобусную остановку, полную людей. В результате несколько людей получили ранения, а остановка была повреждена. Во время расследования выяснилось, что у К. стоял мозговой имплантат для лечения болезни Паркинсона. Более того - по словам К., в месте, куда она свернула, никакой остановки не было.

По мере развития нейтротехнологий этот умозрительный случай заставляет задуматься о вопросах ответственности К. перед законом и моралью. Стоит ли винить ее одну? Можно ли перенести вину на устройство, или инженеров, которые его разработали, или производителя? А может, на нейрохирурга, который вживил аппарат, или невролога, который его запрограммировал?

Исторически ответственностью перед законом и моралью наделяли самостоятельного индивида, который думает и поступает согласно своим планам и желаниям. Он свободен от внешних сил, которые могут их исказить. Однако с развитием технологий все больше людей включается в работу с мозговыми имплантатами. В ноябре 2017-го были протестированы программы искусственного интеллекта, которые прямо влияют на мозг.

Такое внешнее воздействие заставляет задуматься, в какой степени пациент может контролировать свое поведение. Если имплантат влияет на поступки человека, значит ли это, что он подрывает его автономию? И если подрывает, можем ли мы считать пациента ответственным?

Все неоднозначно

Ответственность разделяется по-разному, например, каузальная (причинная) и юридическая. Используя это разделение, можно сказать, что на имплантате лежит каузальная ответственность, но перед законом отвечает К. Все-таки она подчинилась своему желанию. Ситуация может усугубляться тем, что она знала о риске побочных эффектов от лечения. А возможно, влияние имплантата сможет смягчить наказание, которое понесет К. как главный виновник аварии.

Это важные градации, с которыми надо считаться. То, как общество разделит ответственность, может поставить пациентов перед выбором между потенциальным преступлением и лечением заболеваний мозга.

Также возникают вопросы об ответственности производителей, персональной ответственности исследователей и разработчиков технологий, а также халатности медиков, которые вживили и запрограммировали устройство. Если ответственность разделят несколько таких людей, останется вопрос, как именно ее между ними распределить.

Еще один повод задуматься – возможность преступного вмешательства в работу имплантатов. Новейшие образцы имеют беспроводное подключение. Хакеры могут получить к ним доступ, чтобы использовать К. в своих (возможно, гнусных) целях. В прессе пока нет сообщений о злонамеренном вмешательстве в работу нейроимплантатов, но их используют все чаще. И уже известны случаи взлома дозаторов инсулина и имплантируемых кардиодефибрилляторов.  

Новые технологии часто требуют изменения или расширения правовых механизмов. Например, вспомогательные репродуктивные технологии вынудили общество заново сформулировать, что значит быть родителем. Представляя себе влияние, которое мозговые имплантаты могут оказать на концепцию ответственности, настало время обсудить, могут ли внешние воздействия на мозг извинять людей, и если да, то когда. Возможно, вскоре мы услышим в зале суда: «Это не моя вина, это мой имплантат».

Оригинал: "It's not my fault, my brain implant made me do it"

Расщепление вины и Гражданский кодекс РФ: мнение юриста из России

Установка нейростимуляторов в России имеет «приемлемую» юридическую базу, а значит, является законной, говорит гендиректор ООО "Факультет медицинского права" Полина Габай. Чтобы дать оценку побочным эффектам действия терапии (галлюцинациям, пристрастиям), надо ответить на вопрос, был ли информирован пациент о проведении глубинной стимуляции мозга (ГСМ), согласился ли он с процедурой с учетом всей ее специфики. Также важно, указаны ли наступившие последствия в инструкции или иной документации производителя. 

Далее нужно выяснить, какова причина появления побочных эффектов. Если пациенту запретили водить автомобиль, но он все равно сел за руль – его, скорее всего, привлекут к ответственности, если докажут причинно-следственную связь между нарушением, ГСМ и последствиями. Из этого правила есть несколько исключений. Например, того, кто принял врачей за итальянских поваров, скорее всего, признают невменяемым. 

Если будут доказаны нарушения врача – это еще не значит, что его (или медицинскую организацию) непременно накажут. Ведь изменения в психике пациента могут быть не связаны с действиями врача при проведении ГСМ. Б. страдала болезнью Паркинсона. Но психозы и галлюцинации встречаются при ее естественном течении или могут быть побочными эффектами противосудорожных средств. Что именно стало причиной – ответит лишь судебная экспертиза. 

Есть теоретическая вероятность привлечения медорганизации к ответственности по ст. 1079 ГК даже без факта нарушений как лица, обязанного возместить вред, который причинен источником повышенной опасности. Но практика по этой статье неоднозначна и ее можно на самом деле применить к медицинским организациям в связи с другими вмешательствами, а не только ГСМ.

Если причиной побочных эффектов стали недостатки товара и тоже будет доказана причинно-следственная связь, то ответственность перемещается в зону производителя стимулятора и программатора или его представителя в стране. Персонально наказать исследователя или разработчика при этом нельзя. 

При определенных обстоятельствах перед судом могут предстать несколько соответчиков. Ответственность же возможна долевая, а не солидарная. Последняя подразумевает совместное причинение вреда, что вряд ли может быть доказано.  Выводы о виновности в каждом конкретном случае зависят от обстоятельств дела и выводов судебных экспертиз. И без глубокого анализа можно лишь предполагать об исходе дела.

С точки зрения морали вопрос сложнее

Вопрос о влиянии техномодификаций на наши представления о моральной ответственности популярен, однако его популярность, как представляется, во многом обусловлена страхом перед неизвестным будущим, с одной стороны, и склонностью мечтать, с другой, рассказывает преподаватель школы философии НИУ ВШЭ и научный сотрудник Международной лаборатории логики, лингвистики и формальной философии Александр Мишура.

Если мы хотим не просто приятно провести время, измышляя фантастические сценарии, но пытаемся предложить принципиальные ответы, вопрос теряет значительную часть привлекательности, поскольку ответы, скорее всего, тривиальны и очевидны. С юридической точки зрения мы уже сейчас подписываем множество бумаг перед  вмешательствами в организм со стороны врачей. Обычно в них есть немало пунктов, касающихся вопроса: кто будет виноват, если что-то пойдет не так? В случае с имплантатом ситуация может быть совершенно аналогичной. Соглашаясь на его установку, вы подписываете ряд документов, добровольно и в здравом уме. Эти документы и служат основой для дальнейших разбирательств в юридическом порядке. Если, например, в них будет нечто вроде «Пациент несет всю ответственность за возможные сбои в работе имплантата», вопрос решается достаточно просто. Разумеется, возможны и более тонкие случаи, в которых надо будет разбираться в причинах сбоя для определения ответственности. Так или иначе, в каждом конкретном случае вопрос будет упираться в конкретные бумаги, подписанные пациентом. 

Если мы формулируем вопрос так: «Кто несет моральную ответственность за сбои в работе имплантата?», ситуация становится несколько сложней. Здесь возможны два базовых подхода: дескриптивный и прескриптивный. Дескриптивный подход будет опираться на уже наличные у нас интуиции относительно ответственности. Задача будет состоять в том, чтобы сделать эти принципы явными, записать их в предложениях. Например, мы можем описать десять различных случаев сбоев в работе имплантатов и зафиксировать, кто с интуитивной точки зрения несет ответственность, а затем посмотреть, есть ли какие-то закономерности в работе интуиции.Допустим, есть некоторый первый случай: имплантация была проведена хирургами-мясниками с грубыми нарушениями правил операции, а сам имплантат – бракованный кусок микросхемы из лабораторий дядюшки Лю. При этом пациенту сказали, что ему поставят замечательный имплантат австрийского производства, а операцию проведут опытнейшие хирурги с волшебными руками. Моя интуиция подсказывает, что в данной ситуации пациент не будет нести ответственность за сбой в работе имплантата, обусловленный кривыми руками хирурга и несовершенством техники.

Возьмем другой случай. У нас есть полностью информированный о рисках пациент. Он знает и добровольно соглашается с тем, что его оперируют хирурги с кривыми руками, а сам имплантат работает через раз. В данном случае, даже если в работе имплантата произойдут сбои, которые приведут к печальным последствиям, мы, скорее, будем считать ответственным пациента. Можно описать еще множество таких случаев и зафиксировать некоторые принципы, по которым мы возлагаем на человека ответственность. Первые два случая, например, указывают на важность информированности.

Короче говоря, мы не будем возлагать моральную ответственность на человека, который просто не был информирован о возможных последствиях. Эту интуицию можно обосновать еще более ярко, если описать случай, в котором имплантация производится в тайне от пациента. 

Другой существенный принцип может быть связан с личностью агента: обусловлены ли причины сбоя личностными чертами агента или их причины никак с его личностью не связаны. Пояснить данную интуицию также можно на другом примере: если носитель имплантата алкоголик, который напился и тем самым сломал имплантат, то его характер стал причиной действия, которое стало причиной поломки. Если же сбой в работе имплантата не обусловлен поступками, которые, в свою очередь, определены характером человека, то мы скорее не будем склонным возлагать на него ответственность. Дескриптивный подход позволяет нам, опираясь на множество возможных случаев, выделить ряд положений, которые описывают имеющиеся у нас принципы возложения ответственности.

Прескриптивный подход будет стремиться не к описанию имеющихся у нас интуитивных принципов, а к разработке новых принципов, которые могут частично совпадать, а частично расходиться с нашими интуициями. Однако новые принципы тоже не возникнут из воздуха, они должны иметь некоторое основание. В конечном счете, они также будут опираться на некоторые базовые интуиции. Однако эти интуиции будут иметь привилегированный статус. Если в каком-то конкретном случае наша интуиция о возложении моральной ответственности войдет в противоречие с базовым принципом, мы скорее откажемся от интуиции относительно данного случая, а не от принципа. Допустим, мы хотим построить такую систему правил, которая максимизирует личную ответственность участников договорных отношений.

Берем конкретный случай: трехлетний ребенок согласился тестировать суперопасный для его жизни имплантат в обмен на мороженое. Ему рассказали, что имплантат может убить его, он послушал и подписал бумагу о согласии. Если ребенок умрет, согласно базовому принципу, он будет сам нести за это моральную ответственность. Однако у нас есть сильная интуиция, что здесь что-то не так, что-то неправильно. В рамках прескриптивного подхода мы можем сказать, что данная интуиция возникает в силу нашей непоследовательности, и постараться её игнорировать.

Описанные подходы и методы не обладают какой-либо философской новизной, это некоторая стандартная для философа задача в приложении к новым темам. Скорее всего, подробное ее рассмотрение будет просто переизобретением велосипеда давно открытых принципов. Однако это и неплохо, поскольку в ходе такой работы люди научатся применять эти принципы к новой реальности.

pravo.ru

некачественное дизельное топливо | Правовые технологии

Среди широкого спектра рассматриваемых судами гражданских дел можно выделить споры, в которых большое значение имеют фиксация и сбор доказательств до непосредственного обращения в суд.К одной из таких категорий относятся дела о возмещении вреда, причинённого владельцу транспортного средства из-за использования некачественного топлива.Имеются ввиду ситуации, когда владелец заправляет своё транспортное средство некачественным топливом (бензином, дизельным топливом), в результате чего двигателю, топливной системе и т.п.причиняются серьёзные повреждения.Из-за использования топлива ненадлежащего качества транспортное средство выводится из строя, а ремонт может быть очень дорогостоящим.Анализ доступной судебной практики показывает, что подобные дела немногочисленны.Однако по сообщениям средств массовой информации и по личному опыту автора такие случаи не являются чем-то из ряда вон выходящими.Основной причиной, по которой владельцы транспортных средств не пользуются предоставленной законом судебной защитой, является затруднительная процедура сбора доказательств и предполагаемая длительность судебного разбирательства. Однако с правовой точки зрения данная категория дел не является слишком сложной.

В статье предпринята попытка определить предмет доказывания по подобным делам; выявить обстоятельства, которые необходимо доказать истцу для успешной защиты своих прав; определить перспективы рассмотрения подобных дел в суде. Обозначим границы, в рамках которых проводится исследование.С одной стороны, ограничимся случаями, когда транспортное средство не застраховано в добровольном порядке (КАСКО).С другой стороны, анализируемые вопросы в основном касаются возмещения реального ущерба, а не упущенной выгоды.

Обстоятельства, подлежащие доказыванию, по таким делам можно условно разделить на четыре группы: 1) факт приобретения топлива у ответчика; 2) факт того, что приобретённое топливо является некачественным; 3) наличие поломок транспортного средства истца и оценка убытков; 4) причинная связь между использованием в процессе эксплуатации транспортного средства некачественного топлива и наступившим вредом.Можно с уверенностью утверждать, что недоказанность любого из этих элементов ставит под вопрос саму целесообразность предъявления иска, поскольку перспектива его удовлетворения при таких условиях крайне невелика.Поэтому решающее значение для выигрыша подобных дел в суде имеет своевременный сбор и фиксация истцом определённых доказательств с последующим предоставлением их в надлежащей процессуальной форме в суд.

Не стоит забывать вопрос о распределении бремени доказывания.По общему правилу каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ст.

56 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ))2.В этих спорах бремя доказывания практически всех обстоятельств, имеющих значение для дела, возлагается на истца.В частности, А.И. Бычков правильно отмечает, что «если, скажем, автомобиль истца вышел из строя в результате заправки его не тем или некачественным топливом, то на истце лежит обязанность доказать всю совокупность обстоятельств, являющихся основанием для возложения на ответчика ответственности за причинённый вред»3.

Исследуем последовательно процедуру установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по таким делам.

Сначала рассмотрим юридический факт, касающийся приобретения топлива именно у ответчика.Установление этого факта необходимо для того, чтобы, во-первых, в дальнейшем зафиксировать наличие причинно-следственной связи между поломкой транспортного средства и использованием некачественного топлива; во-вторых, для определения надлежащего ответчика по делу.Совершенно очевидно, что если ответчик сможет доказать, что топливо приобретено не у него, то перспектива выигрыша истцом дела станет минимальной.

Самым сильным аргументом, подтверждающим исследуемое обстоятельство, является оригинал (копия) чека о заключении договора купли-продажи топлива у ответчика.Если истец регулярно приобретает топливо на автозаправочной станции (далее – АЗС) ответчика, то желательно предъявить суду сразу несколько чеков.Предоставление доказательств неоднократности приобретения топлива крайне желательно, однако с практической точки зрения маловероятно, так как на протяжении длительного промежутка времени мало кто из автовладельцев хранит подобные документы.Следует учитывать, что в некоторых случаях однократная заправка транспортного средства топливом ненадлежащего качества не может привести к серьёзной поломке.Длительное же использование некачественного топлива при эксплуатации автомобиля увеличивает вероятность того, что неисправности возникли не из-за естественного износа узлов и агрегатов автомобиля, а именно вследствие некачественного топлива.

Вполне понятно, что при отсутствии чека процессуальный оппонент может оспаривать сам факт совершения сделки с истцом.Здесь следует указать, что условия сделки (статус продавца, использование товара не связано с предпринимательской деятельностью и др.) позволяют утверждать, что между сторонами заключён договор розничной купли-продажи (ст.492 ГК РФ (далее – ГК РФ))4.Соответственно, к отношениям сторон применяется законодательство о защите прав потребителей.Ответчик является продавцом, а владелец транспортного средства является покупателем (потребителем).

В п.5 ст.18 Закона РФ от 7 февраля 1992 г.№ 2300-1 «О защите прав потребителей»5 сказано, что отсутствие у потребителя кассового и товарного чека либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований.

По сути аналогичное правило закреплено в ст.493 ГК РФ: договор розничной купли-продажи считается заключённым в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара. Отсутствие у покупателя указанных документов не лишает его возможности ссылаться на свидетельские показания в подтверждение заключения договора и его условий.Эти нормы позволяют потребителю подтверждать в суде искомый факт с помощью свидетельских показаний, видеозаписей с видеорегистраторов транспортного средства истца или других лиц, а также с помощью иных средств доказывания.

В связи с широким распространением безналичных расчётов доказать факт приобретения топлива можно с помощью выписки с банковской карты покупателя.Кроме того, доказательства безналичной оплаты топлива находятся также и у ответчика в виде отметок на контрольно-кассовой ленте ККМ на АЗС.На этой ленте указывается время заправки и размер суммы, уплаченной за топливо.Если ответчик добровольно отказывается предоставить выписку (копию) контрольно-кассовой ленты, то истец вправе заявить перед судом ходатайство об истребовании этого доказательства в порядке ст.57 ГПК РФ.Анализ показывает, что суды приобщают к делу полученные таким способом доказательства и оценивают их в качестве подтверждения заключения договора между сторонами (см.например, Определение Самарского областного суда от 12.03.2012 г.по делу № 33-1764)6.

Теперь обратим внимание на особенности сбора и предоставления в суд доказательств того, что приобретённое у ответчика топливо является некачественным.Указанные обстоятельства имеют большое значение для дела, поскольку впоследствии они позволят установить причинно-следственную связь между возникшим вредом и некачественным топливом.Если данный факт не доказан истцом, то это автоматически означает, что убытки возникли не из-за действий ответчика.Основным средством доказывания здесь выступает экспертиза.Для установления искомого факта по таким спорам проводятся химические, автотехнические, товароведческие экспертизы.Как известно, доказательства должны предоставляться в суд в надлежащей процессуальной форме.В данных делах большое значение имеет вопрос правильного и своевременного процессуального закрепления факта некачественности приобретённого топлива.Как показывает практика, при фиксации этого обстоятельства допускается большинство ошибок, которые влекут потом отказ в удовлетворении исковых требований в суде.

Истцу необходимо провести забор проб топлива из бензобака своего транспортного средства с участием специалиста и с извещением представителя АЗС.Сделать это необходимо в кратчайшие сроки, чтобы не допустить в дальнейшем возможности оспаривания экспертизы со стороны ответчика.

Лучше всего пробы топлива распределить по нескольким ёмкостям.Как минимум необходимо использовать три ёмкости (для экспертизы, для ответчика, для контрольной пробы), которые следует опечатать в присутствии незаинтересованных лиц и заверить их подписями (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.08.2012 г.по делу № 33-11482)7.В качестве незаинтересованных лиц могут выступать, например, работники станций технического обслуживания, эксперты, понятые, представители ответчика.Помимо этого, истцу следует в незамедлительно приобрести на той же АЗС топливо, которое будет использоваться в качестве контрольных образцов при проведении экспертизы.Это необходимо для сравнения образцов топлива из бензобака повреждённого транспортного средства истца с образцами топлива из резервуаров ответчика.Установление идентичности этих образцов позволит сделать вывод о наличии причинно-следственной связи между наступившим вредом и некачественным топливом, приобретённым у оппонента.Закуп контрольных проб также желательно производить в присутствии специалиста, представителя ответчика, свидетелей.Выполнение такой процедуры в настоящее время практически обязательно.Например, в деле № 11-123/2011 г.Одинцовский городской суд Московской области отказал в удовлетворении исковых требований на том основании, что в деле не было доказательств исследования топлива из резервуаров АЗС ответчика8.Нередки случаи, когда суды для получения дополнительных разъяснений допрашивают экспертов, проводивших экспертизу транспортного средства (Определение Ульяновского областного суда по делу № 33-385 от 17.02.2012 г.)9.

Следующим обстоятельством, подлежащим установлению, является факт причинения вреда транспортному средству истца и оценка убытков.В п.12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г.№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» говорится, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать факт причинения вреда и наличия убытков10.Поэтому установление этого факта с процессуальной точки зрения также обязательно.При определении размера убытков истцу следует учитывать п.13 указанного выше Постановления.Речь идёт о том, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права.Если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Уменьшение же стоимости транспортного средства истца по сравнению с его стоимостью до причинения вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем (например, утрата товарной стоимости автомобиля)11.

Основным средством доказывания этого факта является экспертиза транспортного средства.На практике повреждённое транспортное средство эвакуатором доставляется к месту ремонта (станции технического обслуживания, станции официального дилера и т.п.), где проводится первичная диагностика неполадок.Владельцу транспортного средства целесообразно по своей инициативе провести экспертизу наличия и оценки стоимости неполадок, обратившись в соответствующее экспертное учреждение.Практика показывает, что ответчик в суде может заявить возражения относительно такой экспертизы из-за того, что он не был извещён и не присутствовал при её проведении.Поэтому важно телеграммой либо иным способом известить будущего оппонента о проведении подобного исследования.

Альтернативными доказательствами здесь могут выступать показания свидетелей, в качестве которых могут выступать работники АЗС ответчика, дилерских центров, станций технического обслуживания, проводившие первичный осмотр и диагностику неисправностей транспортного средства, водители автомобилей-эвакуаторов.Например, в деле № 33-7800/2012 г.(Свердловский областной суд)12 судьи достаточно активно допрашивали свидетелей, что в совокупности с другими доказательствами позволило удовлетворить исковые требования в полном объёме.Поэтому истцу не стоит пренебрегать приглашением в суд свидетелей, которые могут подтвердить искомые обстоятельства.

Письменными доказательствами наличия неисправностей транспортного средства и оценки убытков могут выступать разнообразные документы, а именно: акты осмотра транспортного средства, заключения о стоимости ремонтно-восстановительных работ, локальные сметные расчёты, счёта о стоимости восстановительных работ, заказ-наряды, договоры на выполнение работ по восстановлению имущества, акты сдачи-приёмки выполненных работ и др.Арбитражная практика свидетельствует, что подобные документы являются допустимыми и принимаются судами в судебном разбирательстве (Постановление АС Северо-Западного округа от 25.12.2014 № Ф07-10342/14; Постановление ФАС Уральского округа от 27.05.2014 № Ф09-2259/14; Постановление ФАС Поволжского округа от 28.11.2013 № Ф06-10357/13)13.

Возможно самым важным обстоятельством, требующим доказывания, является причинная связь между наступившим вредом и использованием некачественного топлива.В литературе справедливо отмечается, что «установленная причина возникновения недостатка должна быть надлежащим образом обоснована, поскольку именно она будет в дальнейшем положена в основу судебного решения»14.

И опять наиболее весомым доказательством искомой связи является экспертиза транспортного средства.

С практической точки зрения целесообразнее одновременно в одной экспертизе ставить перед экспертами вопросы о наличии поломок в транспортном средстве истца, о причинах их возникновения и о качестве приобретённого топлива.Теоретически возможно заявить ходатайство о проведении подобной экспертизы в судебном заседании, но это представляется непрактичным шагом, так как по таким делам желательно иметь все доказательства до начала процесса.В судебной практике есть случаи, когда для установления причинной связи суд допрашивал свидетелей, проводивших первичный осмотр повреждённого транспортного средства истца.Например, в уже упоминавшимся деле № 33-1764/2012 г.указано, что «в присутствии истца, мастера, механика при демонтаже топливоподкачивающего насоса установили, что дизельное топливо имеет не свойственный запах…, когда разобрали топливную систему, топливо пахло бензином, а не соляркой».

С другой стороны встречаются случаи, когда суды не усматривают причинно-следственной связи, исходя из представленных в процесс доказательств.В таких делах суды выносили решения в пользу ответчика в связи с недоказанностью возникновения поломок из-за однократной заправки некачественным топливом (Определение Челябинского областного суда по делу № 33-10985/2011 г., Определение Кемеровского областного суда по делу № 33-14173/2011 г.)15.

В заключении укажем некоторые выводы.

Для выигрыша спора истцу надлежит доказать следующие обстоятельства, имеющие значение для дела: факт приобретения топлива у ответчика, некачественность топлива ответчика, факт наличия неисправностей транспортного средства истца и оценка вреда, причинно-следственная связь между использованием некачественного топлива и поломкой транспортного средства.Самым важным средством доказывания, с помощью которого устанавливается три указанных обстоятельства из четырёх, является экспертиза (химическая, автотехническая, товароведческая).

Как показывает практика, возражения ответчика против иска сводятся к следующему.Во-первых, истец приобретал некачественное топливо не у ответчика (отсутствие чека).Во-вторых, реализованное топливо соответствует требованиям, предъявляемым к качеству (нарушение процедуры отбора проб топлива и осмотра повреждённого транспортного средства, отсутствие уведомления о проведении забора проб из бензобака, отсутствии опломбировки на ёмкостях и др.).В-третьих, неполадки в транспортном средстве истца возникли вследствие воздействия иных причин (естественный износ деталей и механизмов автомобиля, смешение топлива ответчика с другим топливом и др.).В-четвёртых, несоблюдение истцом досудебного претензионного порядка урегулирования спора.

Алгоритм сбора доказательств по таким делам нельзя назвать слишком сложным, но всё-таки он требует определённых усилий и материальных затрат.

Современный гражданский процесс предполагает проявление инициативы каждой из сторон по сбору, закреплению, предоставлению доказательств суду.Поэтому тогда и только тогда, когда истец выполнит все действия по фиксации и подтверждению указанных выше обстоятельств, можно говорить о положительном исходе дела в его пользу.

www.lawtech.ru

Спрашивали – разъясняем!

 

Спрашивали – разъясняем!

 

За истекшую неделю (с 15 – 19 февраля) в Управление Роспотребнадзора по Республике Алтай обратились за получением консультаций 22 потребителя.

Основными темами обращений потребителей были: реализация товаров сложнобытового назначения ненадлежащего качества – 6, продажа непродовольственных товаров - 3; продовольственные товары – 3, общественное питание – 1, услуги связи – 2; жилищно-коммунальные услуги – 2; бытовые услуги – 2, продажа некачественного бензина – 1. Даны разъяснения по поводу нарушения санитарных правил и норм– 2.

Потребителям оказана помощь в составлении 9 претензий на имя продавца (исполнителя).

 

Приводим ответы на некоторые вопросы потребителей, поступавшие в общественную приемную Роспотребнадзора.

Заказал мебель у индивидуального предпринимателя, а он не исполнил договор и прекратил свою деятельность.

В соответствии с п. 18 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2012 №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в случае прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, либо аннулированием государственной регистрации, потребитель вправе обратиться в суд к указанному лицу с требованиями, связанными с осуществлявшейся им ранее деятельностью по продаже товара (выполнению работы, оказанию услуги).

Это обусловлено тем, что после прекращения деятельности в качестве ИП, физическое лицо, в отличие от юридического лица, сохраняет свою правосубъектность и несет ответственность по принятым на себя обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, указанного в ст. 446 ГПК РФ. Юридически имущество индивидуального предпринимателя, используемое им в личных целях, не обособлено от имущества, непосредственно используемого для осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности.

Действующим законодательством не предусмотрено основание для прекращения обязательства в связи с утратой физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя. Такой подход подтверждается сложившейся по данному вопросу судебной практикой, в том числе Определением Верховного Суда РФ от 24.04.2012 № 49-В12-4; Определением ВАС РФ от 09.09.2013 № ВАС-12424/13.

В Федеральном законе от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» правоотношения о прекращении деятельности регулируются отдельно для юридических лиц (глава VII Закона) и отдельно для индивидуальных предпринимателей (глава VII.1 Закона). Статья 419 ГК РФ предусматривает, что обязательство прекращается в связи с ликвидацией юридического лица (должника или кредитора). При этом указания о прекращении обязательств в связи с прекращением деятельности в качестве ИП данная статья не содержит.

Исходя из вышеизложенного, в случае прекращения деятельности в качестве ИП он будет нести ответственность за исполнение обязательств, выполнение работ, оказание услуг (их качество) с учетом сроков исковой данности, а также с применением Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон № 2300-1).

В течение гарантийного срока к ИП вправе обратиться за устранением недостатков и предъявить другие требования в соответствии с Законом № 2300-1. В случае отказа исполнять свои обязательства, потребитель может потребовать от ИП их исполнить через обращение с иском в суд (с соблюдением правил подсудности (иск подается в суд общей юрисдикции) и пределов срока исковой давности (3 года) уже как к физическому лицу. При этом потребитель вправе претендовать не только на решение основного вопроса, связанного с качеством работы, товара или услуги, но и на компенсацию морального вреда, выплаты неустойки.

Для бывших покупателей товаров и услуг факт утраты физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя не имеет значения, если в товарах или услугах, приобретенных в период его деятельности, выявлены недостатки. Данные потребители имеют право на предъявление претензии в защиту прав потребителей, гарантируемых ст. 4 Закона № 2300-1.

Однако из любого правила, как мы знаем, есть исключения. Единственная прямо предусмотренная законодателем возможность забыть обо всех обязательствах, возникших из предпринимательской деятельности гражданина, это ее прекращение с помощью процедуры банкротства (п. 4 ст. 25 ГК РФ). Но и в этом случае прекращения деятельности ИП необходимо помнить, что в ГК РФ и на это есть исключение: бывший предприниматель несет ответственность за товар ненадлежащего качества даже при проведении процедуры банкротства, если на нем лежит ответственность за причинение вреда здоровью и угрозы жизни, а также иные требования личного характера.

 

Потребитель считает, что после заправки автомобиля некачественным бензином вышел из строя двигатель на автомобиле. Куда обращаться?

Контроль и надзор за соблюдением обязательных требований государственных стандартов и технических регламентов к автомобильному топливу относится к полномочиям Сибирского межрегионального территориального управления Ростехрегулирования (630004, г. Новосибирск, ул. Революции, д. 36, тел. 8(383)2100308, сайт: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript ).

При приобретении автомобильного топлива на АЗС, потребитель вступает с продавцом в правоотношения, регулируемые нормами Гражданского Кодекса и Законом РФ «О защите прав потребителей» (в случае, если автомобиль используется для личных целей, не связанных с предпринимательской деятельностью).

Продавец (АЗС), как сторона по договору купли-продажи, несет ответственность за ненадлежащее качество товара (автомобильного топлива). В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный имуществу гражданина, в результате продажи некачественного топлива, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствие со ст. 14 Закона РФ «О защите прав потребителей» вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара, подлежит возмещению в полном объеме.

Обнаружив какие-либо неисправности в автомобиле, появившиеся после очередной заправки топливом, следует незамедлительно обратиться с претензией в адрес продавца (АЗС).

Рекомендуем сохранять платежный документ (кассовый чек) об оплате бензина, поскольку это одно из основных доказательств, подтверждающих факт покупки топлива.

Если платежный документ не сохранен, это не лишает Вас права предъявить претензию. Факт покупки можно доказать и другими способами, например, свидетельскими показаниями.

Потребитель имеет право предъявить претензию хозяйствующему субъекту, реализующему топливо, в которой необходимо указать дату и время приобретения топлива, а также его марку и объем. Следует описать неисправности в автомобиле, возникшие по причине использования некачественного топлива, по возможности приложить подтверждающие документы (заключение станции технического обслуживания, экспертного заключения и т.п.).

Один экземпляр претензии вручается (направляется) лицу предприятия (АЗС), уполномоченному на принятие корреспонденции. На втором экземпляре, который остается у потребителя, делается отметка о вручении претензии. Претензия может быть направлена в адрес АЗС заказным письмом с уведомлением о вручении.

Продавец обязан возместить потребителю причиненные убытки, связанные с приобретением автомобильного топлива ненадлежащего качества.

В случае возникновения спорной ситуации или отказа продавца добровольного удовлетворения заявленного требования Вы вправе обратиться в суд за защитой своих прав в порядке и на основании статьи 17 Закона РФ «О защите прав потребителей».

Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по выбору истца в суд по месту: нахождения предприятия, реализующего автомобильное топливо; жительства или пребывания истца; заключения договора купли-продажи.

Потребители по искам, связанным с нарушением их прав, освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Кроме того, в судебном порядке потребитель имеет право требовать от продавца (АЗС) компенсации морального вреда.

04.rospotrebnadzor.ru


Смотрите также