Бензиновый кризис неизбежен. Кризис бензин


Бензиновый кризис - Аналитика | Караван

С начала октября Южно-Казахстанскую область лихорадит бензиновый дефицит. Почти половина АЗС вынуждены были закрыться - горючего нет.

Там, где бензин еще отпускался, стоимость даже низкооктановых марок доходила до 80, а то и 100 тенге за литр. В сельских районах цена на бензин упорно держалась на уровне 120-150 тенге/литр. Руководство области до последнего момента стойко хранило молчание по поводу сложившейся ситуации. Однако в минувший вторник, буквально за полчаса до выступления в Астане министра энергетики РК Школьника, свою пресс-конференцию на тему бензинового кризиса провел первый замакима ЮКО И. Абишев. Примечательно, но Ислам Абишев начиная свою пресс-конференцию, сразу так и сказал, что через полчаса в столице будет выступать Школьник. И в очень хорошей осведомленности первого замакима ЮКО можно было скоро убедиться, в том числе и потому, что выступление южно-казахстанского чиновника практически в точности повторяло последующую речь министра энергетики. Видимо, очень постарались поработать на связи чиновники ЮКО, заблаговременно разузнав от астанинского аппарата, о чем можно сказать, а о чем - нет. В результате властные структуры ЮКО и свое лицо как бы сохранили - на полчаса раньше Астаны объяснив хотя бы местным журналистам, что за беда приключилась с рынком ГСМ, а также подчеркнув свою роль в исправлении кризиса. И в то же время были совершенно уверены, что ничего лишнего не проболтают. Ситуация с бензином складывалась следующим образом. Практически с августа месяца все нефтеперерабатывающие корпорации Казахстана в основном гнали бензин на экспорт. Таким образом они ловко оборачивали в свою пользу правительственное распоряжение о предоставлении крупных объемов льготного ГСМ для казахстанских сельхозпроизводителей. То есть, будучи обязаны отпускать на внутренний рынок солярку и мазут по "смешным ценам", нефтяники взамен отыгрались на бензине, который полностью пошел на экспорт. И между прочим, по ценам международного рынка, которые на данный период очень поднялись. В результате в Казахстане, особенно на юге республики, возник острейший дефицит ГСМ. Так, в ЮКО, в сентябре месяце полностью прекратились поставки бензина с шымкентского НПЗ АО "Петро Казахстан". По сообщению председателя ассоциации владельцев АЗС Кайыпбека Камбарова, ТОО "Нефтепродукты" являющийся трейдером "Петро Казахстан", с начало осени вначале резко сократил, а затем и вовсе прекратил отпуск бензина без всякого объяснения причин. Владельцы АЗС были вынуждены закупать бензин в Алмате по розничным ценам в 60-75 тенге/литр, что, с учетом доставки, поднимало цену на ГСМ в ЮКО. Только одна компания, имевшая долговременный договор на поставку бензина с Павлодарским НПЗ, продолжала удерживать прежние цены на бензин. Однако эти объемы были явно недостаточны для потребностей области. Одними из первых рост цен на бензин почувствовали работники пассажирского транспорта. С начала октября, при стоимости бензина в 80-90 тенге, городские пассажироперевозки оказались совершенно убыточными. Транспортные компании вышли с обращением в городской и областной маслихаты ЮКО СА требованием немедленно пересмотреть тарифы на проезд в автобусах общего пользования. В противном случае владельцы транспортных компаний указывали, что атмосфера в трудовых коллективах - среди водителей автобусов, очень напряжена. И вполне вероятны либо водительская забастовка, либо элементарный отказ выезжать на маршрут. 10 октября, с митингом протеста к заводоуправлению АО "ПетроКазахстан" вышли члены фонда "Ел Бирлиги Ушин". Митингующие отмечали, что бензиновый кризис на юге начался буквально на кануне компании президентских выборов, что не может не дестабилизировать социальную ситуацию. В акции принимало участие около 200 человек, в том числе представители крестьянства, молодежи, чернобыльцы и "афганцы". - В Киргизии, на Украине, Грузии, "цветные революции" начинались с бензинового дефицита - говорит председатель фонда Мухтар Мухамбетжан. - У нас на Юге, от кризиса с ГСМ, напрямую пострадали не только более полумиллиона автомобилистов, но еще и примерно 300 тысяч крестьян-хлопкоробов. Как сообщил на своей пресс-конференции И. Абишев, власти ЮКО достигли соглашения о поставках ГСМ с АО "Тургай Петролиум". Уже 12 октября в ЮО начнутся поставки бензина по ценам: АИ-80 - 58 тенге/литр, АИ-85 - 61 тенге /л, АИ-92 - 68-70 тенге/литр, дизтопливо - 52-53 тенге/л. Запрет на экспорт ГСМ также должен повлиять на дальнейшее снижение стоимости бензина. В то же время Ислам Абишев отметил, что порядка 30 % льготного топлива для крестьянских хозяйств еще не дошло до своего адресата. Около 8 тысяч тонн солярки не дополучено от корпорации "Арпа", не смотря на то, что договор имеется и проплата за льготные ГСМ произведена.

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Автор: Данил Шемратов

www.caravan.kz

Энергетический (нефтяной) кризис 1973 года

18 Ноя 2015

Энергетический кризис 1973: предпосылки, хронология, последствия

Кризис 1973 был одним из самых значимых и запоминающихся в XX веке. Тысячи людей остались без работы, еще больше – вынуждены были смириться с сокращением зарплат. Замедление темпов роста всех сфер производства, банкротства предприятий, обострение политической ситуации, а главное – гнетущая атмосфера темноты, в прямом смысле этого слова. Вспомним, как развивался кризис, какие события ему предшествовали, а также какое влияние он оказал на экономическую ситуацию в современной России.

Как все начиналось: «семь сестер» против ОПЕК

Географическое расположение, а значит, доступ к природным ресурсам – данность, с которой каждой стране приходится мириться. Некоторым «смириться» с распределением ресурсов легче – например, тем странам, на долю которых приходится 77% мировых разведанных запасов нефти. Именно так дело обстояло в Иране, Ираке, Кувейте и прочих странах, которые в 1960 году сформировали ОПЕК – организацию стран-экспортеров нефти. Что побудило их к такому шагу? В первую очередь, недостаточный, по их мнению, контроль над собственными ресурсами. Да, источники нефти находились на их территории, однако переработка нефти и ее продажа происходила уже в других странах, преимущественно, в США. В нефтедобыче господствовали транснациональные компании, так называемые, «семь сестер»: Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum. Мировая нефтедобыча практически полностью находилась под контролем Международного нефтяного картеля - он контролировал 85-90% экспорта нефти из развивающихся стран. Неудивительно, что покупая нефть по низким ценам и продавая по завышенной цене странам-импортерам, компании из картеля получали сверхприбыли.

Ситуация изменилась в 1960 году, когда была образована ОПЕК, куда вошли Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла. С 1960 по 1975 гг. было принято еще 8 новых членов: Катар, Индонезия, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон. В 1960-х годах главной целью организации было предотвращение падения цен на нефть, которое происходило из-за излишков сырья и монополии картеля на международном рынке. В 1970-х ОПЕК поставила перед собой более амбициозную цель – полный контроль над собственными ресурсами и возможность самостоятельно диктовать условия сделки странам-импортерам. «Могущество» ОПЕК достигло пика в 1973 году, когда США и страны западной Европы фактически остались без доступа к топливу.

Что спровоцировало кризис?

Толчком к активным действиям со стороны стран ОПЕК послужило очередное обострение арабо-израильского конфликта. Несложно заметить, что члены ОПЕК – арабские страны, поддерживающие соответствующую сторону в войне с Израилем. Америка, а также некоторые страны Европы, например, Голландия, наоборот, поддерживали Израиль. При этом «поддержка» была достаточно мощной – так, именно США были основным поставщиком оружия для израильской армии. Нефть стала отличным инструментом давления: уже с начала войны поставки сократились на 10%, ну а 20 октября было объявлено об эмбарго на экспорт нефтепродуктов на территорию Америки. Опасаясь конфликтов с «источником» топлива, также прекратили поставки нефтепродуктов в Штаты страны западной Европы – причем это касалось даже тех продуктов, сырье для которых поступило не из арабских стран.

Больше всего выиграли те, кто следил за развитием событий на фондовом рынке - реакция Wall Street была мгновенной. На волне суперприбылей акции нефтедобывающих компаний пошли вверх, открывая неплохую возможность заработать (или просто запастись топливом на будущее). Однако все остальные акции за октябрь-ноябрь 1973 года потеряли в среднем 15%.

Жизнь без топлива

Ограничение поставок нефти повлияло как на макроэкономические процессы, так и на жизнь простых людей. Благодаря взаимопроникновению всех сфер, недостаток топлива привел к замедлению производства. В первую очередь пострадала автомобильная промышленность, авиаперевозки и другие нефтезависимые отрасли. Для обывателей это означало инфляцию, увольнения, банкротства компаний. Многие предприятия сократили рабочую неделю до трех дней, чтобы платить меньшую зарплату. Правительство США обратилось к людям с просьбой по возможности уменьшить температуру в домах. Праздничные отпуска оказались под угрозой – число авиаперелетов резко сократилось, многие авиакомпании отказывались от транснациональных перелетов из-за их дороговизны. Подсветка зданий, рекламных щитов, праздничная иллюминация стали непозволительной роскошью – на улицах стало непривычно темно.

Разумеется, недостаток нефти ударил по автовладельцам. В 70-е годы европейцы и американцы окончательно привыкли к тому, что автомобиль – «не роскошь, а средство передвижения», и отказаться от этого средства было непросто. Цена галлона бензина в США поднялась с 30 центов до $1,2. В Голландии вовсе запретили езду на автомобиле по воскресеньям. Автомобиль стал слишком дорогим удовольствием, и в один момент выросла популярность другого средства передвижения – велосипеда. В Италии в связи с огромным спросом даже возник черный рынок велосипедов.

Что же делать дальше?

Энергетический кризис открыл сразу несколько проблем: зависимость Израиля от поддержки Штатов, зависимость США и западной Европы от нефти из арабских стран, неэффективность использования ресурсов, «расточительное» отношение к энергии большинства американцев и европейцев и многое другое.

Результатом кризиса стал поиск альтернативных источников нефти. Такой источник был найдет в СССР – в Сибири. Именно после 1973 года Советский Союз (а затем и Россия) стал крупным экспортером нефти, попав в серьезную зависимость от «нефтяной трубы» - эта проблема сегодня становится все более актуальной.

Кроме того, после кризиса усилилась активность ученых в сфере энергоэффективности. Поиск альтернативных источников энергетики не только снижает зависимость от топлива, но и идет на пользу экологии – и это, безусловно, один из самых полезных уроков кризиса 1973 года. Соответственно изменилось движение денежных потоков – сегодня все более охотно инвестируют в технологии, сулящие новые источники энергии. Впрочем, несмотря на все это, нефть и газ до сих пор остаются главным источником энергии, а также предметом ожесточенных споров политиков всего мира.

crisisometer.com

Почему «нефтяное проклятие» создает бензиновые кризисы — Forbes Kazakhstan

Фото: Day.Az

В сентябре я писал статью о крайне негативном влиянии «ресурсного проклятья» на диверсификацию и развитие предпринимательства в Казахстане.  Последний бензиновый кризис стал ярким подтверждением этому. Давайте разберемся в глубинных причинах регулярного дефицита бензина в нефтяной стране.

Хотели, как лучше, а вышло, как всегда

Вспомним, как 4 сентября 2015 тогда еще первый вице-премьер Бакытжан Сагинтаев объявил, что «правительством принято решение по выводу из сферы государственного регулирования цен на бензин марки АИ-92/93 в целях исключения дефицита на топливном рынке страны».

Также он отметил, что после перехода на плавающий курс тенге в стране возникли определенные сложности.

- При старом курсе нацвалюты до 20 августа мы спокойно закупали бензин в России по закупочной цене 97 тенге и продавали по 108 тенге. Но соотношение курса тенге к рублю резко изменилось, сейчас этот бензин обходится в 120 тенге. В убыток бензин никто завозить не будет, – пояснил вице-премьер.

К слову, на сегодня (как заявил министр энергетики) цена на бензин на границе с Россией АИ-92/93 складывается на уровне 150−155 тенге за литр в зависимости от региона. То есть за два года закупочная оптовая цена на бензин этой марки в России выросла на почти на 60% (если считать в тенге). Однако тема обсуждения иная.

С момента прекращения государственного регулирования цен на бензин в целях исключения дефицита на топливном рынке уже прошло два года, однако дефицит возникает в стране периодически, и нынешний был самым крупным. Почему так происходит?

Причин много, но первопричиной является то, что вместо рыночных и свободных конкурентных отношений на рынке производства и оптовых продаж топлива в Казахстане присутствует крайне непрозрачная государственная командно-административная система, которая занимается бизнесом, при этом регулирует и контролирует саму себя.

Госкапитализм приводит к дефициту и скачкам цен

Госкапитализм на рынке производства и оптовых продаж топлива в Казахстане выглядит следующим образом.

  • Государство обязывает нефтедобывающие компании поставлять часть добытой сырой нефти на внутренний рынок по заниженным ценам.
  • При этом оно занимается монопольным бизнесом путем владения крупнейшими нефтеперерабатывающими заводами (НПЗ) в Казахстане.
  • Государство регулирует и контролирует этот сектор экономики через комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции. То есть регулирует и контролирует самого себя.

Проблемы с дефицитом и скачками цен на бензин начинаются с поставки сырой нефти от наших месторождений на внутренний рынок. В отчётности НК КМГ (главный государственный нефтегазовый холдинг Казахстана) за 2016 говорится, что «правительство обязывает нефтедобывающие компании поставлять часть добытой сырой нефти на внутренний рынок для удовлетворения местных энергетических потребностей». Далее в отчетности говорится, что «цены на нефть, поставляемую на внутренний рынок, значительно ниже экспортных и даже ниже обычных цен на внутреннем рынке, установленных в сделках между независимыми сторонами».

Именно отсюда начинается темный лес. С месторождений дешевая нефть передается на переработку на государственные НПЗ на давальческой основе (сырьё предоставляется для переработки в готовую продукцию с последующим возвратом продукции и оплатой тарифов по переработке). То есть кто-то отдает свою нефть на перерабатывающие заводы по цене гораздо ниже рыночной, а мы все, в конце концов, покупаем бензин по высокой цене, сложившейся в России.

При этом, если сравнить Россию и Казахстан, то у нашего соседа на рынке производства и оптовых продаж топлива вполне рыночные отношения. В отличие от нас у них в последние годы нет дефицита бензина, и изменения цен на него не пугают ни население, ни бизнес, ни само правительство.

Прежде всего это связано с тем, что там нет государственной монополии на владение НПЗ. Заводы, производящие бензин, принадлежат как государственным, так и частным компаниям, и частный сектор представлен довольно мощными игроками.

Помимо этого, в России избыток производства бензина, и внутренние оптовые цены на него формируется исходя из равнодоходности с экспортом. Также бензин в России торгуется оптом на бирже. То есть, в отличие от Казахстана, цены у нашего соседа формируются рыночным и, соответственно, прозрачным путем. При этом российское правительство не обязывает нефтедобывающие компании поставлять часть добытой сырой нефти на внутренний рынок по заниженным ценам. Единственное, что делают власти России - это помогают сектору нефтепереработки за счет так называемых «таможенных субсидий».

Последний кризис с бензином показателен

Именно в условиях госкапитализма в Казахстане и возникают периодические дефициты и скачки цен на бензин. Например, последний случай произошел по двум причинам.

Во-первых, два государственных НПЗ вдруг встали на ремонт в самый разгар высокого потребления бензина, что вряд ли бы случилось в частной нефтепереработке, поскольку в нормальных рыночных отношениях это означает большую потерю прибыли и клиентов.

Во-вторых, дефицит возник из-за того, что антимонопольный комитет не давал поднять оптовые цены на бензин, чтобы уравнять их с российскими. В результате импорт бензина из России остановился. Как сказал председатель правления НК КМГ Сауат Мынбаев, «у нас были согласованные планы импорта, но в сентябре нас КРЕМиЗК оштрафовал на 500 млн тенге».

- Нас обвинили в том, что мы находимся в сговоре с крупными участниками. При этом мы полагали, что нужно принимать во внимание не только себестоимость на заводах, но и то, по какой цене импортируется бензин из России, - объяснил он. – И мы, понятное дело, остановились. Остановились не только мы, но и все крупные сети. Вот оттуда и дефицит.

Чтобы решить эту проблему, только 4 октября Министерство энергетики и антимонопольное ведомство подписали соглашение о том, что «обоснованный импорт и обоснованные цены не будут интерпретироваться как ценовой сговор». После этого импорт бензина из России сразу пошел, но требовалось время, чтобы доставить его до конечного потребителя.

То есть фактически объявленный два года назад «вывод из сферы государственного регулирования цен на бензин марки АИ-92/93 в целях исключения дефицита на топливном рынке страны» на самом деле не произошел. Поменялась только вывеска, а содержание осталось.

Здесь возникает вполне очевидный вопрос. Почему все благие намерения правительства по снижению государственного участия и повышению прозрачности на рынке производства и оптовых продаж бензина оканчиваются ничем? Ответ достаточно простой. Потому что в Казахстане кто-то получает разницу между заниженной ценой на нефть и высокой оптовой ценой на бензин, сформированной на российском уровне.

Как решить проблемы с дефицитом и ценами на топливо?

Здесь ответ тоже достаточно простой. Надо сломать госкапитализм в этом секторе экономики и создать реально рыночные и конкурентные отношения в нем. Это можно сделать путем выполнения следующих задач.

1. Необходима приватизация всех НПЗ, находящихся в государственной собственности. У нас есть закон, основанный на Yellow pages rules и говорящий, что госкомпании не должны быть вовлечены в бизнес, где без проблем могут работать частные инвесторы. Однако правительство во многом игнорирует этот закон.

2. Необходимо прекратить требования правительства по поставкам нефти на внутренний рынок по заниженным ценам. Вместо этого государство должно заинтересовать нефтедобытчиков и нефтепереработчиков во внутренних поставках по рыночным ценам путем налоговых или таможенных стимулов.

3. Комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции нужно сделать независимым и вывести его из состава правительства. Комитет можно сделать подотчётным парламенту (это же нужно сделать и в отношении Комитета по статистике). Очень важно, чтобы регулятор по защите конкуренции жестко контролировал правительство на вопрос соблюдения Yellow pages rules.

4. Антимонопольный комитет должен добиться максимальной прозрачности нефтепереработки и оптовой торговли топливом (прежде всего, это касается прозрачности ценообразования). Правительство могло бы стимулировать оптовую биржевую торговлю бензином и другим топливом.

5. Необходимо скоординировать налоговую и таможенную политики на рынке топлива в ЕАЭС. Разница в налогах и таможенных тарифах на бензин и другое топливо между Россией и Казахстаном будет постоянно нарушать нормальные рыночные отношения в этом секторе экономики.

forbes.kz

Бензиновый кризис неизбежен | Деньги

О том, что в столице возможен дефицит автомобильного топлива предупреждали ещё летом – о плановой остановке Московского НПЗ было известно заранее. Но о том, что бензина может не хватать во всех регионах, на заседании комиссии по ТЭК Министр энергетики Александр Новак сообщил 24 сентября. Он предупредил о теоретическом «возникновении снижения объёмов поставок в отдельных регионах» и порекомендовал топливникам делать запасы и сократить экспортные продажи, мол, самим может не хватить:

 

 

«По оценкам министерства, общий максимально возможный дефицит в октябре оценивается в объёме не более 400 тыс. т. Это фактически 15 % от месячного потребления топлива в стране. В этот период остатки автобензина на НПЗ и нефтебазах вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) могут опуститься до минимальных значений. На московском рынке есть вероятность возникновения кратковременного дефицита в объёме 69 тыс. т в октябре и 62 тыс. т в ноябре текущего года».

Конечно, все всполошились – вдруг из-за дефицита цены опять взлетят. Ещё не забыли катастрофическую нехватку топлива весной прошлого года, когда на Алтае продавали по 20 литров бензина на один автомобиль, а дефицит ощущался в Санкт-Петербурге, Воронеже, Новосибирске, Московской области и на Сахалине. Тогда правительству в приказном порядке пришлось держать цены и повысить акцизы на экспорт почти в два раза. Естественно, в этот период произошёл скачок стоимости топлива.

Сегодняшняя боязнь дефицита подогревается ещё и тем, что из-за выборов было пропущено весеннее повышение цен, которое было неизбежным следствием повышения акцизов (с 1 января 2012 года ставки акцизов на бензин и дизельное топливо выросли на 29–32,6 процента). Да и морально все привыкли, как к плохой погоде – осенью бензин дорожает. «Российской газете» в Топливном союзе дали комментарий к грядущему повышению ещё в августе: «Одна из причин – традиционно сезонная. Со второй половины августа граждане возвращаются из отпусков, наступает уборочная страда – потребление бензина увеличивается. Возросший спрос толкает цены вверх, – пояснил исполнительный директор союза Григорий Сергиенко. И уточнил: – Мы оцениваем этот сезонный рост в 15 процентов по сравнению с остальными месяцами года». Можно подумать, что когда все отдохнут и соберут урожай, цены понизятся.

Помимо желания нефтяников зарабатывать больше, основанного на рыночной формуле «есть спрос – есть предложение», существует и более-менее объективный фактор – медленный и колеблющийся мировой рост цен на нефть. Сырьё дорожает, через какое-то время поднимаются оптовые цены, дальше растёт стоимость бензина на заправках. Также на росте цены сказывается нерешённая ситуация с топливом уровня «Евро-2» – будут его запрещать или нет.

Андрей Полищук из Raiffeisenbank добавляет, что из-за введения более строгих норм по качеству бензина, некоторая часть продукции выпадает с рынка. Как известно, многие российские заводы работают с устаревшими технологиями, обновление которых требует масштабных вложений. По словам эксперта, практически все компании проводят модернизацию на своих предприятиях, однако процесс это довольно долгий, и заметного увеличения объёмов производства топлива, соответствующего новым стандартам, стоит ожидать, видимо, лишь к 2015 году. «Как такового топливного кризиса не будет», – всё же полагает Полищук. По его оценкам, объёмы производства российских НПЗ примерно соотносимы с уровнем спроса. Эксперт также не ожидает особенного роста цен на бензин в этом году. «Скорее, роста можно ждать в следующем году в связи с повышением акцизов», – говорит он. По разным оценкам аналитиков, к концу года бензин может подорожать на 5–7 %.

Сегодня Министерство энергетики опровергло опасения своего министра. Все приведённые данные были озвучены в связи с докладом о мероприятиях, осуществляемых для избежания нехватки бензина. В топливном союзе нам прокомментировали ситуацию обратным образом:

По данным исполнительного директора Российского топливного союза Григория Сергиенко, дефицит топлива на заправках уже сложился на Камчатке, Сахалине, в Новосибирской области, на Алтае. Он также говорит о нехватке топлива в Московской области. «Санкт-Петербург, Ленинградская область на грани топливного кризиса», – сказал Сергиенко. В РТС считают, что сложную ситуацию спровоцировали несколько факторов. Среди них: традиционное осеннее повышение спроса на топливо, которое приходится на конец августа – середину октября; остановка нескольких НПЗ для проведения профилактических работ; отсутствие заинтересованности у производителей бензина в его поставках независимым АЗС, в частности, из-за сдерживания оптовых цен на бензин государством.

 

 

Григорий Сергиенко отметил, что с конца прошлого года всё ещё действует негласная установка со стороны ФАС для нефтепереработчиков – не повышать цены. Хотя с августа некоторые производители всё же начали повышать цены. Из-за роста акцизов на бензин в течение года, говорит Сергиенко, топливо должно было подорожать. «В 2011 году на 2 с лишним рубля цены выросли, и в этом году повышение цен должно произойти», – считает он. Теперь же, полагает эксперт, нефтяные компании не заинтересованы в продаже топлива сторонним заправкам, поскольку розничная цена, по сути, ниже той, которую, исходя из повышения акцизов, следовало бы установить на оптовом рынке. По мнению Сергиенко, проблему дефицита топлива можно решить двумя способами: государство либо полностью «отпускает» цены на бензин, «чтобы они формировались естественным образом», либо, напротив, вводит жёсткую систему обеспечения регионов топливом, «как было в советские времена».

Одну из возможных мер для сдерживания цен и предотвращения дефицита рассмотрит Правительство РФ. Это введение плавающей шкалы акцизов на бензин и другие нефтепродукты. Если оно будет осуществлено, то при росте экспортных цен акцизы автоматически снижаются, и в результате минимизируется возможность роста стоимости топлива внутри страны. Введение плавающей ставки может быть более удобно, но препятствием к этому могут послужить технические сложности. Ведь ежедневное изменение пошлины практически не реально отразить во внутренней стоимости топлива, тем более при длинной цепочке от поставщика к конечному потребителю. Предложения должны быть готовы до конца первого квартала 2013 года.

Складывается ощущение, что все официальные заявления представителей власти готовят почву для серьёзных повышений цен на топливо. И заявления вице-премьера Аркадия Дворковича о том, что рост цен на бензин не превысит инфляцию, – лишь объявленный коридор для топливников. Но если это кого-то утешит, рост цен на топливо происходит не только у нас. В Италии, Испании и во Франции преодолён психологический рубеж цены 95-го в 2 евро, в Германии был достигнут исторический максим, а в США за год бензин подорожал на 30 центов за литр. Так что помимо прогнозов подорожания на 1–2 рубля, нам есть чего боятся.

 

АиФ

 

www.aif.ru


Смотрите также