В Минэнерго рассказали о причинах дефицита бензина в Казахстане. Дефицит бензина казахстан


В Казахстане регулярно возникает дефицит топлива. Как решить эту проблему?

Нужен Казахстану четвёртый нефтеперерабатывающий завод или нет – это, пожалуй, один из самых противоречивых вопросов последнего десятилетия. Впервые о новом НПЗ в стране заговорили в 2009 году, тогда вопрос стоял так: модернизация трёх имеющихся или строительство четвёртого? Выбор пал на модернизацию.

Но модернизация – процесс длительный, а дефицит топлива напоминает о себе регулярно, два раза в год минимум: во время посевной и уборки урожая. Новый завод решил бы не только проблему обеспечения внутреннего рынка топливом классом не ниже "Евро-4", но и позволил бы выйти с высококачественными нефтепродуктами на заграничные рынки, что всегда было заманчивой перспективой для Казахстана. В условиях кризиса и снижения цен на нефть и газ четвёртый нефтеперерабатывающий завод стране нужен, отметил Президент и в 2014 году поручил Правительству определиться со сроками его строительства. Informburo.kz разобрался, как возникает дефицит топлива в Казахстане и какие решения предлагают, чтобы избавиться от этой проблемы.

Альтернатива от нацкомпании

Когда казалось, что всё окончательно и бесповоротно решено, в "КазМунайГазе" вдруг предложили вместо строительства нового завода увеличивать мощности Шымкентского. Главный аргумент нацкомпании заключался в том, что по трём основным месторождениям страны вопрос решён на десятки лет вперёд: по условиям долгосрочных контрактов с Тенгиза, Карачаганака и Кашагана экспортироваться будет именно сырьё, а не готовые нефтепродукты, поэтому тратиться на четвёртый НПЗ не рентабельно. На базе шымкентского фактически обещали построить новый, но возникли сложности.

"Оказалось, что земли вокруг Шымкентского завода проданы и территориально расширяться ему сложно. Для этого надо выкупать участки, но можно представить, какие деньги за них запросят хозяева!" – прокомментировал informburo.kz независимый эксперт Сергей Смирнов.

К вопросу о строительстве четвёртого НПЗ снова вернулись через год: в 2015-м стало известно, что новый завод планируется разместить в Мангистауской области. Проект планировалось реализовать в партнёрстве с Китаем и Ираном, но дело дальше разговоров опять так и не продвинулось.

Нужен ли в итоге Казахстану ещё один нефтеперерабатывающий завод или нет, сегодня на этот вопрос чиновники отвечают крайне неохотно и с большой осторожностью. Официальная позиция Министерства энергетики такова, что в ближайшие 8 лет страна сможет легко обойтись без четвёртого НПЗ, так как к 2018 году наконец завершится масштабная модернизация Павлодарского, Атырауского и Шымкентского заводов.

"Мощности модернизированных НПЗ достаточны для обеспечения потребителей внутреннего рынка в ближайшей перспективе. В связи с этим вопрос строительства четвёртого НПЗ необходимо рассматривать в 2025 году", – говорится в о ответе Минэнерго на официальный запрос informburo.kz.

Мощности трёх модернизированных заводов, если верить официальным прогнозам, позволят не только полностью обеспечить внутренний рынок топливом, но и производить нефтепродукты с избытком. Впрочем, так будет лишь первое время. Потребности казахстанцев в бензине, дизельном топливе и авиакеросине с каждым годом растут. И уже вскоре профицит снова сменится дефицитом, поэтому, по мнению специалистов, откладывать со строительством четвёртого НПЗ нельзя.

Перерабатывать нефть в Казахстане невыгодно

"Потребление топлива у нас растёт из года в год: во-первых, растёт количество нового автотранспорта в Казахстане – рынок обновляется. Во-вторых, прирост автотранспорта связан с тем, что строятся хорошие трассы, развивается туризм, люди могут больше путешествовать – народ у нас стал более мобильный. Профицит, который появится после модернизации заводов с 2018 года, со временем перейдёт в дефицит с 2019 к 2025 году. Я считаю, что этот завод нам нужен, нефти у нас достаточно", – высказал своё мнение заместитель генерального директора по операционному управлению "КазМунайГаз Өнімдері" Нуркен Мурзагалиев.

Нуркен Мурзагалиев / Фото "КазМунайГаз Өнімдері"

Нефти в Казахстане действительно хватает для того, чтобы загрузить четыре завода, однако добывающие компании не особо охотно пользуются услугами и трёх имеющихся. Практически половина объёмов, поступающих на отечественные НПЗ, – российское сырьё. Львиную часть добычи недпрользователи экспортируют за границу.

"Мы добываем около 80 миллионов тонн сырья, перерабатываем 14,5, причём из них почти половина – российская нефть. В России, для сравнения, перерабатывается половина добываемой нефти. Таким образом, сырьё-то у нас есть, только практически оно всё идёт за рубеж, на экспорт", – рассказал независимый эксперт Сергей Смирнов.

Такое положение дел эксперт связывает с особенностями казахстанской налоговой политики, при которой экспортировать сырьё намного выгоднее, чем поставлять его на отечественные НПЗ.

"Налоговая политика у нас построена так, что когда я экспортирую сырьё, то я его там продаю по мировым ценам, и мне возвращают НДС. А когда я поставляю сырьё на наш НПЗ, то я обязан поставлять его уже по более низким, в 1,5-2 раза ниже мировых, ценам и ещё должен заплатить НДС, то есть никакого интереса поставлять сырьё на наши заводы у недропользователей нет, поэтому производственные мощности остаются недозагруженными", – пояснил он.

Дефицит кроется в деталях

Тем временем 30% дефицита топлива на отечественном рынке этой осенью в очередной раз напомнили о себе повышением цен на ГСМ. По официальным данным, заправочные станции "КазМунайГаз Өнімдері" в сентябре подняли цены на бензин марки АИ-92 со 144 до 147 тенге, на дизтопливо – со 143 до 146 тенге. Аналогичные манипуляции с ценниками проделали и все остальные сети АЗС.

Сергей Смирнов / Фото Ярослава Радловского

"Чем больше опта заходит, тем выше становится цена в Казахстане, так как цены в России выше казахстанских. Основной фактор, из которого складывается розничная цена топлива на АЗС, – это себестоимость, цена приобретения. Если мы приобретаем в России, где цены намного выше, чем в Казахстане, то, соответственно, цена растёт и у нас. Если мы не будем поднимать цену, мы не сможем купить его. Мы же не можем продавать дешевле, чем купили, – получается дисбаланс", – пояснил заместитель генерального директора по операционному управлению "КазМунайГаз Өнімдері" Нуркен Мурзагалиев.

Автозаправочная станция / Фото с сайта motor.kz

Однако Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей в повышении цен узрел сговор владельцев сетей заправочных станций и подал на них в суд с требованием оштрафовать на общую сумму более 600 млн тенге. Подают иски антимонопольщики на реализаторов не в первый раз, случается это регулярно, как только происходит очередное сезонное повышение цен на ГСМ. В прошлом году доказать факт сговора им удалось, и только "КазМунайГаз Өнімдері" оштрафовали на 88 миллионов тенге.

"Когда они ссылаются на то, что цены в России значительно выше, чем в Казахстане, – это действительно так. Но обратите внимание, что цены сравниваются на автозаправках. Сейчас в России идёт повышение цен, потому что повышаются акцизы – в следующем году они повысятся ещё дважды, но акцизы в оптовой цене не сидят, они сидят в рознице. Когда покупаешь оптом, ни акцизов, ни части других налогов нет", – подчеркнул Сергей Смирнов

За топливных реализаторов вступилось профильное ведомство. В Министерстве энергетики отмечают, что все крупные сети АЗС приобретают импортные ГСМ в одном ценовом диапазоне и формируют розничные цены под влиянием одинаковых факторов, поэтому розничные цены могут меняться у разных реализаторов практически в одно время. В связи с этим предлагается доработать Предпринимательский кодекс, чтобы ценовая политика стала более гибкой.

Канат Бозумбаев / Фото informburo.kz

"В среднем российский бензин на границе стоит 560 долларов за тонну плюс есть доставка, раскредитовка, где-то 13 тысяч на тонну – это расходы заправочных станций. В среднем получается, если российский бензин в Казахстан привезти, 150-151 тенге расход есть за литр на заправку", – пояснил министр энергетики Канат Бозумбаев, отвечая на вопрос редакции.

После завершения модернизации трёх отечественных НПЗ в 2018 году зависимость Казахстана от России, по данным профильного министерства, должна сойти на нет, и тогда цены на топливо в нашей стране стабилизируются. Правда, ненадолго. В 2025 году по условиям договора стран-участниц ЕАЭС стоимость нефтепродуктов внутри экономического объединения должна сравняться. Впрочем, зависимость может вернуться и раньше: к примеру, если официальные прогнозы не сбудутся, что уже было не раз в подобных случаях, то дефицит возобновится досрочно.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Кто виноват в дефиците бензина в Казахстане?

Во вторник 10 октября премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев уволил вице-министра энергетики Асета Магауова и поручил главе фонда «Самрук-Казына» Умирзаку Шукееву отстранить от занимаемой должности заместителя председателя правления АО «Национальная компания «КазМунайГаз» Данияра Берлибаева. Оба уволенных курировали рынок ГСМ в республике и были признаны ответственными за ситуацию с дефицитом бензина марки АИ-92 в сентябре-октябре этого года.

Между тем, из объяснений руководителей, отстраненных от занимаемых должностей чиновников – министра энергетики Каната Бозумбаева и председателя правления АО «НК КМГ» Сауата Мынбаева – на заседании правительства 10 октября следовало, что и Асет Магауов и Данияр Берлибаев если и должны нести какую-то ответственность за ситуацию с девяносто вторым, то солидарную с рядом других ведомств и субъектов рынка, а не персональную. Премьер-министр «уговорам» обоих руководителей насчет солидарной ответственности внял и пообещал министру энергетики, что будет ходатайствовать об объявлении выговора Канату Бозумбаеву перед президентом. А выговором Сауату Мынбаеву заняться всё тому же Умирзаку Шукееву.

Цены на нефть снижаются на опасениях роста добычи в США

«Я принимаю следующее решение: в  связи с тем, что дисциплинарные меры воздействия в отношении членов правительства принимает президент страны, я сегодня вношу на имя главы государства представление об объявлении выговора министру энергетики Канату Алдабергеновичу Бозумбаеву, – сказал Бакытжан Сагинтаев. – По вице-министрам – это моя прерогатива, поэтому я относительно вице-министра энергетики Асета Магауова принимаю решение: освободить от занимаемой должности. По «КазМунайГазу» – как премьер-министр и как председатель совета директоров АО «Самрук-Казына», Умирзак Естаевич (Шукеев. – «Къ»), я даю Вам поручение принять меры по наложению дисциплинарного взыскания в виде выговора председателю правления КМГ за ненадлежащее исполнение обязанностей. А также принять меры по прекращению полномочий заместителя председателя правления нацкомпании Данияра Берлибаева за ненадлежащее исполнение возложенных обязанностей», – отрезал премьер.

Поставщики подвели ПНХЗ, ПНХЗ подвел Магауова

То, что премьер-министр на заседание правительства, скорее всего, уже шел с созревшим решением уволить людей, курирующих ситуацию на рынке ГСМ, было очевидно. Как очевидно и то, что его в этом мнении укрепил министр энергетики Канат Бозумбаев, вступивший с главой правительства во время заседания в следующую дискуссию:

Бозумбаев: «Отопление домов столицы на газе обойдется дороже, чем на угле»

– Я сразу хочу сказать, слово «дефицит» использовать не совсем правильно. Дефицита в стране нет, – сказал Канат Бозумбаев в ответ на требование премьера разъяснить ситуацию с 92-м в Казахстане.

Премьер удивился такому ответу:

– Канат Алдабергенович, если в стране дефицита нет, откуда очереди тогда на заправках?

– Попытаюсь разъяснить сейчас, – попытался продолжить министр. Но глава правительства сам попытался ему кое-что разъяснить.

– Народ же не поймет – если нет дефицита, а очереди тогда откуда? – заявил Бакытжан Сагинтаев.

– Я попытаюсь, если разрешите, – вставил глава минэнерго.

– Пожалуйста, – ответил премьер, окончательно в эту минуту, похоже, принявший для себя решение не только относительно увольнений, но и насчет выговоров.

При всей неловкости ситуации, министр энергетики достаточно внятно изложил суть слагаемых нынешней ситуации. Вкратце она была такова: в мае руководство Павлодарского нефтехимического завода попросило перенести сроки остановки ПНХЗ с июня на октябрь, в примерно одни сроки с Атырауским заводом. Оставлять осенью страну на довольствие одного Шымкентского НПЗ было делом рискованным, но в минэнерго решили, что игра стоит свеч: ремонт ПНХЗ нужен был, помимо текучки, еще и для запуски новых мощностей в рамках модернизации. Для этого запуска заводу все равно пришлось бы приостанавливать свою работу, вот руководство производства и решило совместить эти мероприятия для того, чтобы не останавливать завод дважды.

Бозумбаев о строительстве газопровода до Астаны: «Необходимо ускорить строительство сетей»

Проблема в том, что ПНХЗ подвели поставщики, не поставившие ему вовремя необходимое оборудование, в связи с чем Павлодар и предложил сдвинуть сроки ремонта. В итоге же мощностей Павлодарского завода в октябре катастрофически не хватает для того, чтобы если не решить проблему дефицита, то хотя бы сгладить.

«Проведение ремонта ПНХЗ и его модернизация в ранее намеченные сроки позволили бы сгладить сентябрьскую динамику снижения запасов бензина, кроме того, эффект модернизации обеспечил бы дополнительную выработку 92-го бензина по 35 тысяч тонн в месяц или 100 тысяч тонн за июль-сентябрь», – признал глава минэнерго. То есть, вместо нынешних остатков, которые, по словам Каната Бозумбаева, «на нефтебазах или в пути» составляли по состоянию на 9 октября 138 тысяч тонн, в распоряжении Казахстана было бы на 100 тысяч тонн выработанного еще в июле-сентябре в Павлодаре топлива. И продолжающий наращивать октябрьским производством этот объем ПНХЗ.

Антимонопольщиков наконец-то сломали

Тут возникает резонный вопрос – а чем минэнерго собиралось заполнять неизбежно возникающую осенью брешь в балансе ввиду остановки на ремонт сразу двух заводов – Атырауского и Павлодарского? Импортом российского ГСМ – по сведениям Каната Бозумбаева, совокупные запасы по 92-му бензину по состоянию на 1 июня 2017 года составляли 292 тысячи тонн, то есть что-то около месячного объема, потребляемого в Казахстане. В минэнерго рассчитывали, что примерно тот же объем остатков «доживет» до сентября-октября, и с его помощью можно будет благополучно пережить ремонты АНПЗ и ПНХЗ.

Но действительность оказалась куда заковыристей: во-первых, летом потребление Аи-92 в Казахстане оказалось больше обычного. ЭКСПО тому причиной или что другое – не суть важно, потому что одновременно с увеличением внутреннего спроса начал пересыхать импортный ручеек. Нет, в отличие от авиакеросина россияне нам в продажах не отказывали – они просто увеличили цену девяносто второго с $517 до $573 за тонну. Теперь наложите на это изменение курса доллара с 314 до 340 тенге – и получите нынешний ценовой коридор Аи-92 на пистолете АЗС, по 150-155 тенге за литр.

Проблема в том, что продавать иссякающий в стране девяносто второй сети АЗС по такой цене летом не могли: антимонопольная структура министерства национальной экономики предписывала сетям реализовывать имеющиеся у них остатки по прежней (147-148 тенге за литр) цене. И хозяева АЗС импортировать бензин по новой цене не торопились: во-первых, это гарантированные проблемы со сбытом – кто у тебя купит литр за 155 тенге, если твой сосед торгует его остатками по 148 тенге? Во-вторых, у сетей имелись вполне обоснованные опасения в том, что продажа ГСМ по его новой цене приведет к возбуждению в отношении их административных дел со стороны антимонопольщиков.

«Касательно импорта – у нас были вполне согласованные планы, но в сентябре нас Комитет по регулированию естественных монополий, защите конкуренции и прав потребителей оштрафовал на 500 миллионов тенге, – говорит глава правления КМГ Сауат Мынбаев. –  Нас обвинили в том, что мы находимся в сговоре с крупными участниками, занимая всего 15% рынка, при этом мы полагали, что нужно принимать во внимание не только себестоимость на заводах, но и по какой цене импортируется бензин из России. Но в России бензин в пересчете стоит 220 тенге, у нас – 150. Будет кто-нибудь завозить этот бензин? Мы, понятно, остановились. Не только мы, все крупные сети остановились. Вот и дефицит», – заявил он на заседании правительства.

Лед тронулся, но увольнений это не отменило

В начале октября, по его словам, министерству энергетики и антимонопольщикам удалось найти договоренность о том, что сети АЗС теперь могут «в цене учитывать российскую составляющую».

«С этого момента импорт пошел, чтобы быть конкретным, в Астане у нас без ограничения отпускается бензин по талонам и по карточкам, и 20 литров на одного потребителя. Импорт подходит, 15 октября по Астане на своих заправках ограничение снимем», – утверждает Сауат Мынбаев.

А министр энергетики заявил, что ситуация стабилизирована не только в Астане.

«По состоянию на вчерашний день, благодаря отгрузкам с НПЗ  была нормализована ситуация в Атырау, Алматы и в Кызылординской области, – сказал Канат Бозумбаев 10 октября. – По Актюбинской, Мангистауской и Жамбылской областям еще низкий остаток, данные вопросы будут урегулированы путем отгрузок нефтепродуктов до конца текущей недели. Заводам рекомендовано производить приоритетную отгрузку в адрес АЗС с низким уровнем запасов. Таким образом при ожидаемом потреблении 92-го по республике в октябре на уровне 280-288 тысяч тонн и производстве 160 тысяч тонн внутри объем импорта будет где-то от 100 до 120 тысяч тонн. Производство 92-го в ноябре и в декабре составит соответственно 236 и 266 тысяч тонн, с понижением доли импорта до 20%», – заключил он.

Но премьер свое решение относительно увольнений уже принял и, озвучивая его, дал понять, что это делается в назидание всему составу казахстанского кабмина.

«Обращаю внимание всех министров – вы несете полную персональную ответственность за состояние дел во вверенных вам отраслях, вам даны все необходимые полномочия и возможности, перекладывание ответственности на других не принимается – отвечаете персонально», – закрыл этот вопрос Бакытжан Сагинтаев.

www.kursiv.kz

В нескольких регионах Казахстана наблюдается дефицит бензина

В большинстве регионов Казахстана проблем с бензином нет / Фото informburo.kz

Наиболее остро дефицит бензина на данный момент ощущается в Карагандинской области. На аппаратном совещании с участием главы региона была озвучена информация о том, что из-за нехватки топлива частные компании уже начали повышать цены на ГСМ.

На данный момент цена на АИ-92 в некоторых районах Карагандинской области уже достигла 155 тенге за литр. Как отметили на совещании, ситуация осложняется тем, что Павлодарский нефтеперерабатывающий завод с 20 сентября находится на плановом ремонте. В то время как Атырауский НПЗ до сих пор не вышел на полную мощность.

По словам акима области Ерлана Кошанова, прорабатывается вариант возможной закупки ГСМ в России. По мнению специалистов, в ближайшее время произойдёт значительный рост цен на горючее.

Читайте также: В Казахстане регулярно возникает дефицит топлива. Как решить эту проблему?

Острее всего вопрос с топливом стоит в Жезказгане. Сегодня туда прибудет 350 тонн топлива. С Атырауского НПЗ в ближайшее время отправят ещё 550 тонн. При этом суточная потребность составляет 40 тонн. Этого должно хватить на 20 дней, уверяют специалисты. Других поставок не ожидается.

"Вчера разговаривали с министерством энергетики, сообщили о текущей ситуации. У них проблема в том, что комитет по защите естественных монополий не даёт повышать цены для крупных сетей "КазМунайГаз" и "Гелиос". В свою очередь эти сети не завозят российский бензин, у которого себестоимость выше. Поэтому только частные компании бензин завозят, и в связи с этим и цена сейчас будет повышаться", – прокомментировал ситуацию заместитель акима Карагандинской области Алмас Айдаров.

При этом аким Павлодарской области Булат Бакауов на брифинге в Службе центральных коммуникаций в Астане заявил, что прямой связи дефицита бензина с остановкой ПНХЗ нет.

По его словам, остановка нефтеперерабатывающего завода была плановой, и заправки успели сделать запас бензина.

"Буквально с 30 сентября идет некоторая турбулентность по заправкам, но я скажу, что это нисколько не зависит от ПНХЗ. Каждый год предприниматели и АЗС, зная, что завод остановится, некоторые запасы на месяц должны иметь. В течение ремонтного срока над этим вопросом работали, чтобы АЗС максимально загрузились объёмом, который хватит на ремонт", – подчеркнул Бакауов.

В Костанайской области очереди на заправках наблюдались в выходные в Лисаковске. В управлении предпринимательства и индустриально-иннновационного развития региона поспешили ответить, что это никак не связано с дефицитом ГСМ.

"Дефицита топлива в Костанайской области нет. Возможно, в Лисаковске очереди на заправках в выходные объясняются более выгодной ценой: водители стремились заправиться впрок. Я лично вчера объезжал костанайские АЗС, цены на заправках были разные. К примеру, на АЗС "Казмунайгаз" цена за литр АИ-92 составила 147 тенге, на других – от 153 до 155 тенге за литр. Поэтому на заправках "Казмунайгаза" можно было наблюдать очереди. Но это не говорит о дефиците бензина. По области запасы составляют: АИ-80 – на 6 дней, АИ-92 – на 49 дней, дизтоплива – на 31 день. Основной объём - это импорт из России", – пояснил корреспонденту Informburo.kz Талгат Майшин, заместитель руководителя Костанайского областного управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития.

В Астане и Алматы проблем с топливом на заправках нет / Фото informburo.kz

В Алматы и Астане нехватки бензина не ощущается. Топливо есть на всех заправках. Цена на самую популярную марку бензина АИ-92 достигает 152 тенге.

В областном центре Восточно-Казахстанской области, Усть-Каменогорске, дефицита бензина не наблюдается. Цена на топливо марки АИ-92 колеблется в пределах 146-152 тенге за литр.

А вот автовладельцы Семея колесят по городу в поисках бензина по выгодной цене. По словам очевидцев, бензин АИ-92, так же как и АИ-95, отпускают не на всех заправках. На некоторых АЗС идёт продажа только одной марки бензина, на других можно приобрести обе марки, включая дизтопливо, но зачастую по непривлекательным ценам. Некоторые заправочные станции и вовсе приостановили продажу горючего.

Стоимость АИ-92 в Семее варьируется от 147 до 155 тенге. АИ-96 горожане покупают по 164-166 тенге за литр. Ажиотажа и очередей на городских АЗС не наблюдается.

Не ощущают никаких проблем с бензином и в Северо-Казахстанской области. Здесь цена самой популярной марки бензина варьируется от 147 до 150 тенге.

Нет очередей и на заправках Тараза. АИ-92 тут стоит 147-149 тенге.

В Шымкенте дефицита бензина не наблюдается / Фото informburo.kz

В Шымкенте потребители тоже не ощутили нехватки топлива. АИ-92 стоит тут от 144 до 150 тенге. При этом, как отмечают водители, ещё в субботу бензин этой марки стоил в городе максимум 147 тенге.

В Атырауской области дефицит бензина также связывают с ремонтом местного НПЗ.

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

informburo.kz

Топливный дефицит: когда НПЗ Казахстана обеспечат нас бензином?

Модернизация нефтеперерабатывающих заводов идет уже несколько лет, однако никак не окончится.

26 сент. 2017 14:26 8867

В последние дни в Казахстане вновь поднялся вопрос с дефицитом автомобильного топлива. Первые вести о нехватке бензина поступили из центральной части Казахстана – Жезказгана, Сатпаева и Улытауского района Карагандинской области.

Как сообщал 4 сентября аким Жезказгана Батырлан Ахметов, к тому времени в городе в резерве имелся лишь десятидневный запас бензина – его перестали отпускать даже по талонам. А замакима Карагандинской области Алмас Айдаров тогда же отметил, что причиной дефицита топлива стало закрытие нефтеперерабатывающих заводов в Атырау и Павлодаре на плановый ремонт.

Традиционный сезонный дефицит

Спустя полмесяца, 22 сентября, проблемы с покупкой топлива начались и на востоке Казахстана – в Семее АИ-92 начали отпускать по талонам. Причем купить этот вид бензина – самый популярный в стране – можно было лишь на маленьких заправках. Качество, по словам автолюбителей, было плохим.

Жители Петропавловска тогда утверждали, что АИ-95 они не видели две недели, а когда он вновь появился на табло АЗС, то его стоимость увеличилась на пять тенге – до 165 тенге за литр. Более того, в сентябре два раза увеличивался в цене АИ-92. Теперь литр обходится водителям в 150 тенге.

Топливо заметно подорожало в стране еще 11 сентября. К примеру, на АЗС сети "ҚазМұнайГаз" стоимость литра бензина АИ-92 с начала августа повысилась на три тенге – до 144. Бензин марки АИ-95 подорожал также на три тенге – до 158 тенге, дизельное топливо стоит 144 тенге за литр.

На заявления о дефиците отреагировали в министерстве энергетики. Замглавы этого ведомства Магзум Мирзагалиев признал, что нехватка в некоторых областях РК есть, но о дефиците говорить нельзя.

"Действительно, в ряде регионов у нас нехватка на некоторых автозаправках и станциях. Мы об этом в курсе. Но при этом говорить о дефиците нельзя. То есть на некоторых АЗС была небольшая нехватка этого бензина. Из России бензин завозится, мы работу со своими коллегами из РФ проводим. Поэтому мы не ожидаем проблемных вопросов, связанных с нехваткой бензина", - рассказал Мирзагалиев.

Air Astana не хватило керосина

Однако 25 сентября о нехватке топлива заговорили не только автолюбители в длинных очередях на АЗС, но и в авиаотрасли. В этот день пресс-служба компании Air Astana распространила заявление о том, что регулярное авиасообщение в Казахстане находится под угрозой срыва.

Как сообщалось в пресс-релизе, основные поставщики авиакеросина из России не подтвердили поставки на октябрь. В авиакомпании также отметили, что Казахстан уже много лет на 70 процентов зависим от импорта из РФ, в то время как поставки носят "нецикличный и негарантированный характер".

В свою очередь, в Минэнерго посоветовали компании Air Astana быть осторожнее с заявлениями и заметили, что ситуация на рынке нефтепродуктов оценивается как благоприятная.

Что происходит на казахстанских НПЗ

Во всех указанных случаях в нехватке топлива обвиняли казахстанские нефтеперерабатывающие заводы, которые стоят на ремонте. Какова ситуация на них?

Как сообщается в Национальном энергетическом докладе Казахстана за 2017 год, всего в стране действуют три крупных нефтеперерабатывающих завода, а также 32 мини-НПЗ.

Совокупная заявленная мощность трех крупных НПЗ Казахстана сейчас составляет 15,35 миллиона тонн продукции в год. Хотя на этих заводах в той или иной мере присутствуют мощности глубокой переработки нефти, в целом там применяются относительно простые технологии.

Совокупная мощность 32 малых НПЗ составляет 6,5 миллиона тонн в год, но в 2016-м на них было переработано лишь около 450 тысяч тонн сырья. И хотя депутаты парламента призывали подключить мини-НПЗ к выпуску бензина, это попросту невозможно – только на одном из этих предприятий есть установка для производства светлых нефтепродуктов.

При наличии таких мощностей в нефтеперерабатывающей отрасли появился выраженный перекос в сторону производства мазута (остаточного нефтяного топлива), что не соответствует внутреннему спросу на нефтепродукты.

Три НПЗ, по данным Ассоциации KAZENERGY, покрывают лишь около 85 процентов внутреннего спроса на нефтепродукты, еще около 15 процентов спроса удовлетворяется за счет импорта. В основном из России.

При этом в ответе на официальный запрос Today.kz в министерстве энергетики отметили, что отдельно по бензину импортозависимость составляет 30 процентов.

Решить проблему должна модернизация НПЗ, которая сейчас подходит к концу. Обновление мощностей должно повысить мощность трех заводов, чтобы их суммарный выпуск мог покрыть потребности внутреннего рынка.

К слову, программа модернизации была принята еще в 2009 году и, по планам, должна была завершиться в 2015-м. На дворе тем временем 2017-й, и лишь к его концу обещают закончить обновление установок на двух из трех заводов.

Атырауский НПЗ должен наладить выпуск 1,6 миллиона тонн бензина уже к концу ноября этого года.

По Шымкентскому НПЗ также закончена модернизация – по данным Минэнерго, небольшой рост уже есть и по бензину, и по дизельному топливу. Но основной прирост стоит ожидать только в следующем году. После монтажа установки каталитического крекинга, который планируют окончить во второй половине 2018 года, производство бензина может вырасти в 2,5 раза.

Павлодарский НПЗ после проведения текущей модернизации сделает акцент на возобновление выпуска авиакеросина. Но там потребуется дополнительное время на сертификацию.

Широко обсуждались ранее и планы по строительству четвертого нефтеперерабатывающего завода. Однако и в национальном энергетическом докладе, и в минэнергетики отмечается, что после завершения модернизации существующих НПЗ это будет лишним.

Рост потребления может превысить предложение лишь после 2025 года. "Рациональным решением в этом случае будет поэтапное увеличение нефтеперерабатывающих мощностей, в том числе строительство нового НПЗ", - заметили в министерстве энергетики.

Редакция Today.kz предлагает читателям принять участие в опросе, выбрав один из вариантов ответа на вопрос либо высказав мнение в комментариях под статьей.

Прекратятся ли когда-нибудь в Казахстане проблемы с дефицитом топлива?Да, модернизация НПЗ решит все проблемыДа, когда заработает общий топливный рынок ЕАЭСНет, пока правительство не сделает топливный рынок либеральнееНет, спрос всегда будет опережать предложениеМне это не интересно, я пешеходПредложу свой вариант в комментариях

today.kz

В Минэнерго рассказали о причинах дефицита бензина в Казахстане

Для решения проблемы нехватки топлива Казахстан ведет переговоры с Россией.

9 окт. 2017 18:50 3332

Причины образования дефицита ГСМ в Казахстане тесно связаны с ситуацией в России. Об этом в ходе брифинга о ситуации на рынке ГСМ и угля в РК сообщил вице-министр энергетики Асет Магауов, передает корреспондент Today.kz. 

Одна из причин, по информации спикера, заключается в том, что были отложены сроки ремонта нефтеперерабатывающих заводов в Казахстане.

"Ситуация с дефицитом АИ-92 возникла в сентябре, мы заранее эту ситуацию предвидели, потому что Атырауский завод был на ремонте, мы прогнозировали снижение производства 92-го бензина. 20 сентября, через четыре дня, был начат ремонт Павлодарского завода. Мы ожидаем, что с ноября производство вырастет до 75 тысяч тонн, сейчас 50 тысяч тонн на этом заводе. Конечно же, если бы мы летом завершили работы, то дополнительно с этого завода мы могли бы получить порядка 40-50 тысяч тонн. Несмотря на перенос двух заводов, ситуация в целом по запасам была у нас достаточно оптимистичная", - отметил Магауов.

Чтобы нарастить производство бензина марки АИ-92, было принято решение сократить выработку АИ-80 и АИ-95.

Другой причиной стало снижение поставок из России.  

"Произошло снижение импортных поставок из Российской Федерации. Если в апреле-мае мы импортировали по 85-90 тысяч тонн ежемесячно, то в летнее время показатель снизился до 30-40 тысяч тонн. Часть факторов сложилась в пользу того, чтобы ограничить импорт из Российской Федерации. Как вы знаете, мы находимся в едином рынке, и нефтепродукты у нас находятся в свободной торговле", - пояснил Магауов.

Сейчас министерство ведет работу по наращиванию импорта топлива из РФ.

"Чтобы не допустить дальнейшего снижения, нами до сентября были направлены письма в Министерство энергетики РФ, крупным компаниям "Роснефть", "Газпром", "Лукойл" с просьбой оказать содействие в дополнительных поставках в Казахстан. Кроме того, было проведено совещание у нас в министерстве с нашими крупными импортерами: Sinooil , "КазМунайГаз" и Helios с рекомендациями отработать со своими контрагентами в Российской Федерации. Мы постоянно с Министерством энергетики России поддерживаем связь. С их стороны мы видим поддержку, планируем, что импорт в Казахстан составит минимально порядка 100 тысяч тонн", - заметил вице-министр.

Спикер пояснил, какие именно компании обеспечат Казахстан бензином в октябре.

"Примерно 20 тысяч нам должен "Газпромнефть" импортировать, "КазМунайГаз" уже подписал контракт на 10 тысяч, допонительный контракт на 20 тысяч. Кроме того, Helios, Sinooil обсуждают поставку еще по 20 тысяч тонн с заводов финской группы", - объяснил Магауов.

Нехватка бензина сложилась отчасти и из-за того, что отечественные реализаторы топлива не хотели импортировать бензин из-за "жестких" законов Казахстана.

"Не все компании у нас активно занимались импортом в связи с тем, что у нас достаточно жесткое законодательство в плане регулирования розничных цен. То есть любое одновременное поднятие на рынке цен может интерпретироваться как ценовой сговор. Компании импортные поставки не произвели. Соответственно, несмотря на импорт в 90 тысяч тонн, в стране продолжилось снижение остатков", - отметил эксперт.

Чтобы решить эту проблему, министр энергетики РК совместно с министром национальной экономики 4 октября подписали протокол о том, что "обоснованный импорт и обоснованные цены не будут интерпретироваться как ценовой сговор".

В дополнение Магауов представил иллюстрацию, в которой показаны запасы бензина марки АИ-92 на нефтебазах Казахстана. 

Ранее депутат Мажилиса Парламента РК Маулен Ашимбаев заявил о том, что не видит объективных причин дефицита горючего в Казахстане. 

today.kz

Исчезнет ли в Казахстане регулярный дефицит бензина?

Модернизация старых НПЗ и строительство четвёртого завода не решат проблему дефицита бензина в Казахстане. Он будет возникать регулярно, потому что нефтеперерабатывающим заводам не хватает сырья, а добывающим компаниям не выгоден внутренний рынок.

На днях глава министерства энергетики Канат Бозумбаев заявил, что Казахстану нужен четвёртый нефтеперерабатывающий завод. Начинать строительство, по его словам, необходимо уже в 2019-м году, а завершать – за три года. Стоимость и мощность масштабного проекта детально пока не оглашались.

По оценкам, высказанным ещё несколько лет назад, новый завод будет стоить, от 6 до 10 млрд долларов – в зависимости от объёмов переработки и технологий.

Партнёр "Открытой Азии онлайн" - INFORMBURO.KZ - разбирался, почему в министерстве энергетики вновь вернулись к этой идее, несмотря на то, что неоднократно от неё отказывались.

Четвёртый НПЗ собираются строить с 90-х годов

В 90-х годах в Актау планировали построить Мангышлакский нефтеперерабатывающий завод, который должен был стать четвёртым по счёту в республике. Тогда сумели провести технические и экологические анализы, создали часть инфраструктуры, в том числе железнодорожные пути, несмотря на сложную экономическую ситуацию. Предполагаемая мощность переработки завода по проекту – 6 миллионов тонн в год. На все работы затратили 34 миллиона долларов, но процесс остановили из-за нехватки денег.

Когда в республике вновь начались активные разговоры о строительстве нового предприятия, представители Актау просили реанимировать проект. Во-первых, это было выгодно из-за близости к источникам сырой нефти. С другой стороны, построенная ранее инфраструктура находится от Актау всего в 43 километрах. В-третьих, для завода были готовы предварительные экономические и логистические расчёты.Новый НПЗ мог выглядеть примерно, как один из лучших в России – Омский / Фото сайта gazprom-neft.ru  Руководители отрасли сумели убедить главу государства, что четвёртый завод стране не нужен. В 2010-2012 годах его строительство оценивалось в 6 миллиардов долларов, а модернизация существующих – в 3,5 млрд. Из двух вариантов выбрали тот, что был дешевле. Предполагалось значительно увеличить мощность Шымкентского НПЗ – с 5 до 10-12 млн тонн. Увеличение объёмов производства позволило бы закрыть дефицит топлива без строительства четвёртого завода.

Но производительность шымкентского НПЗ не стали наращивать вдвое, в том числе из-за увеличения общей мощности трёх НПЗ. Во втором полугодии 2018 года его мощность достигнет отметки в 6 млн тонн. В 2014 году первый вице-министр энергетики РК Узакбай Карабалин заявлял, что после реконструкции производительность должна будет вырасти с 14,5 до 18,5 млн тонн. По факту после модернизации она составит всего 16,6 млн тонн.

Глава государства в 2014 году заявил, что нефтяникам не стоит ограничиваться модернизацией имеющихся производств и четвёртый завод нужен. С 2015 года в республике не утихают разговоры о том, что к проекту проявляют то партнёры из Китая, то из Ирана.

Регионы ещё в 2015 году подготовили свои предложения о размещении четвёртого НПЗ именно у них. Кроме Актау защищали свои кандидатуры Актобе, Жезказган и Кызылорда. Актаусцы преуспели больше всех: вели переговоры и, по заверениям руководства Мангистауской области, находились в одном шаге от подписания всех документов то с китайской, то с иранской стороной.

Четвёртый НПЗ должен производить столько же, сколько и завод в Шымкенте, чтобы прирост был не только ощутим, но и сделан с запасом как минимум на десятилетие. Мощность южного завода после завершения всех работ по модернизации составит 6 млн тонн. Это самый мощный из существующих отечественных переработчиков. Есть ещё один нюанс: свободной нефти на внутреннем рынке республики очень мало.

Как проходила модернизация трёх действующих заводов?

Модернизация трёх действующих НПЗ обошлась не в обещанные 3,5 млрд долларов, как заявлялось ранее, а почти вдвое дороже – 6,3 млрд. Переоборудование заводов началось ещё в далёком 2008-м, а завершится только в 2018 году.

Дороже всего обошлась модернизация Атырауского нефтеперерабатывающего завода – старейшего из всех. Общие расходы на технологическое обновление АНПЗ оцениваются в 3,3 миллиарда долларов. На официальной странице самого предприятия даётся очень подробная информация, на что именно были потрачены деньги. В Атырау реализовали сразу два проекта: комплекс по производству ароматических углеводородов (далее – КПА) и комплекс по глубокой переработке нефти (далее – КГПН).

Именно в Атырау модернизация стартовала первой. Разработка технико-экономического обоснования КПА завершилась ещё в январе 2008 года, а проектно-сметную документацию сдали ещё в августе 2009-го. Потраченные 3,3 млрд долларов – собственные средства АНПЗ, кредитные линии Банка развития Казахстана, займы Экспертно-импортного банка Китая, Японского банка международного сотрудничества и кредит АО "КазМунайГаз – переработка и маркетинг".

Китайский кредит был выдан сроком на 10 лет под залог всего имущества завода, в том числе строящегося. Два года назад начался возврат основного кредита: в январе 2015-го завод выплатил первый транш, в июле 2015-го – второй. Всего намечены выплаты по два раза в год. Размер каждого разового погашения – около 55 млн долларов плюс банковское вознаграждение. По данным НК "КазМунайГаз", выплаты всех кредитов производятся в достаточном объёме и согласно графику. Из-за завершения льготного периода по выплате основного долга АНПЗ к концу 2017-го погасил уже 15% основного долга. Нефтеперерабатывающие заводы в Павлодаре и Шымкенте платить по своим кредитам начнут только в 2018 году.

15 декабря на АНПЗ начались пусковые работы на комплексе глубокой переработки нефти. Через несколько дней завод вышел на полную мощность. Фактически модернизация завершилась. Только высокооктановых бензинов, как обещают, завод в Атырау будет выпускать до 1,7 млн тонн ежегодно.

В истории с Павлодарским нефтехимическим заводом (далее – ПНХЗ) всё могло закончиться как минимум одним миллиардом долларовых расходов. Однако со старта строительства в 2011 году проект переписывался неоднократно, из-за чего стоимость строительства сократилась с 1 млрд 218 млн долларов до 831 млн. Над проектом работали два основных подрядчика: компания Rominserv S.R.L. (дочернее подразделение румынской нефтяной компании KMG International N.V., входящей в состав АО НК "КМГ"), а также китайская компания NFC, построившая в регионе несколько промышленных гигантов.Павлодарский нефтехимический завод / Фото сайта liter.kzБольшую часть средств выделил Банк развития Казахстана, остальное – собственные средства завода и заём "КазМунайГаза". Сокращение расходов, как отмечают эксперты, негативно сказалось на итогах модернизации: заказчик в лице государства, к примеру, отказался от строительства установки по переработке казахстанской (кумкольской и актюбинской) нефти. Произошло это на фоне многолетних споров с российской стороной из-за зависимости ПНХЗ от давальческой нефти с месторождений Западной Сибири. После модернизации зависимость от России осталась.

Запланированная мощность модернизированного завода тоже несколько раз пересматривалась. После модернизации она составит уже не 7,5 млн тонн (ранние планы) и не 6 млн тонн (промежуточные данные), а всё те же 5,1 млн тонн, что и вырабатывались ранее. Главный итог модернизации – завод увеличивает производство высокооктановых бензинов и авиакеросина.Канат Бозумбаев принимает отчёт Шухрата Данбая / Фото сайта total.kzВ мае 2017 года во время посещения Павлодарского завода профильный министр Канат Бозумбаев высказал возмущение по поводу затянувшихся сроков и настоял на том, чтобы внести в протокол обещание генерального директора ТОО "ПНХЗ" Шухрата Данбая, что он будет нести личную ответственность за срыв сроков. В итоге Данбай был уволен. В официальных ответах и Министерства энергетики, и "КазМунайГаза" подчёркивается, что провинившийся топ-менеджер "был освобождён от занимаемой должности", несмотря на то, то изначально звучала версия о том, что он ушёл сам.

По официальным данным, завершение проекта модернизации ПНХЗ ожидалось ещё в 2016 году. Затем по просьбе руководства завода и компании "КазМунайГаз" было принято решение о переносе этой даты на июль 2017 года. Затем руководство ПНХЗ заявило уже октябрь.

20 октября на установке производства водорода проводились сварочные работы, которых не было в плане по модернизации НПЗ. Они проходили в рамках ежегодного капитального ремонта. По официальной версии, после завершения подготовительных работ подрядная организация ТОО "МегаСтройПлюс" приступила к замене переходного узла элемента печи по технологии завода-изготовителя компании Amec Foster Wheeler. При проведении сварочных работ подрядчик не учёл риски образования микротрещин в ремонтном металле. Всё закончилось дефектом элемента выпускного коллектора печи. На заводе форс-мажор скрыли, в "КазМунайГазе" об этом узнали лишь 1 ноября.

Установка, на которой произошло ЧП, должна была обеспечить завод необходимым количеством водорода, чтобы запустить гидроочистку дизельного топлива. Из-за поломки некоторое время производилась лишь одна тысяча дизеля вместо заявленных 4-4,5 тысяч. Из-за поломки были уволены главный механик и технический директор завода.

Дефицит дизеля покрыли продукцией российских заводов. 5 ноября в России была закуплена первая партия нефтепродукта. По официальным данным, топливо всё это время реализовывалось внутри страны в убыток "КазМунайГазу". Только по межсезонному дизельному топливу (до -15° С) убытки в сети АЗС КМГ составили более 30 тенге с каждого литра без учёта затрат автозаправочных станций и услуг хранения.

Дополнительным расходом стала и экстренная покупка нового коллектора стоимостью 425 тысяч евро взамен повреждённого. Деталь была заказана на заводе в Великобритании, в городе Донкастер. 29 ноября авиарейсом новый коллектор для установки производства водорода прибыл в Павлодар. Монтаж и запуск провели за 5 дней. В итоге лишь 22 декабря завод перешёл на производство нефтепродуктов экологического класса К4 в соответствии с техническим регламентом Таможенного союза.

Шымкентский завод можно назвать самым скандальным и проблемным объектом в комплексном плане по развитию нефтегазового сектора на 2014-2018 годы. Технологическое обновление здесь должны были завершить ещё в 2016-м, теперь во втором полугодии 2018 года. Основная причина – сложности с организацией льготного займа в рамках ШОС. Правительство КНР требовало предоставить государственную гарантию на кредит в 1 млрд долларов США. "КазМунайГаз" не согласился пойти ни на увеличение суммы подрядного контракта, ни на новые условия договора.

В итоге акционеры завода нашли альтернативный коммерческий заём, организация которого потребовала повторного прохождения всех банковских и внутрикорпоративных процедур. В мае 2017 года было подписано кредитное соглашение с АО "Банк развития Казахстана".Шымкентский НПЗ. Строительство установки изомеризации / Фото сайта ratel.kzНа модернизацию потратили 2 млрд долларов США. По 400 млн каждый потратили на модернизацию "ПетроКазахстан Ойл Продактс", собственники в лице китайского концерна CNPC (50% – доля Шымкентского НПЗ) и "КазМунайГаз" (49,73% – доля участия АО "КазМунайГаз – переработка и маркетинг"). Ещё один миллиард долларов в кредит заводу предоставил Банк развития Казахстана на 13 лет. Изначально эти деньги должен был дать Экспортно-импортный банк Китая. Соглашение с казахстанской стороны ещё в 2014 году подписал экс-министр национальной экономики Куандык Бишимбаев. Последние два года шли переговоры о займе у Китайского народного банка, которые закончились ничем.

В выборе генерального подрядчика для проведения модернизации завода предпочтение по нескольким причинам отдали китайской строительной фирме CPECC – дочерней компании нефтегазового госхолдинга из Китая – CNPC. Поэтому в Шымкенте было задействовано внушительное количество рабочих из Китая.

Вице-президент строительной фирмы СРЕСС Му Хуадун в апреле 2017 года сообщил министру энергетики Канату Бозумбаеву, что на территории Шымкентского НПЗ в строительстве занято более четырёх тысяч человек. Из них три тысячи – китайцы, остальная тысяча – казахстанские рабочие. После скандала в социальных сетях пресс-служба завода сообщила, что на самом деле ошибся переводчик, и 3 тысячи работников на объекте с казахстанскими паспортами, а тысяча – высококвалифицированные китайские специалисты.

Первый этап модернизации нефтезавода в Шымкенте завершился 30 июня 2017 года, тогда же стартовало производство бензинов экологических классов К4 и К5. Второй этап завершится лишь во второй половине 2018 года с увеличением производственных мощностей сразу до 6 млн тонн нефти в год.

Задержка с модернизацией нефтеперерабатывающего завода в Шымкенте связана с финансированием – его выделяли долго и неравномерно. Потом генподрядчик – китайская строительная фирма CPECC – долго вникал в казахстанские правила строительства. По мнению некоторых экспертов, компания из КНР к тому же шантажировала казахстанского заказчика, пытаясь выбить контракт на значительно большую сумму.

Все три казахстанских нефтеперерабатывающих завода в ближайшее время собираются продать. К примеру, установку по производству водорода Павлодарского нефтехимического, которая была повреждена при сварке, практически сразу после ремонта продали французско-казахстанской компании ТОО "Эр Ликид Мунай Тех Газы". Случилось это ещё 27 декабря, свою подпись от лица завода в договоре купли-продажи ставил новый директор предприятия Оспанбек Алсеитов. Цена реализации не была обнародована.

16 января стало известно, что, согласно планам казахстанского правительства, для проведения успешного IPO и повышения стоимости акций нацкомпании всего будет продано семь объектов НК "КазМунайГаз". В этот список входят ТОО "Урихтау Оперейтинг", ТОО "Павлодарский нефтехимический завод", TH KazMunaiGas N.V., ТОО "ПетроКазахстан Ойл Продактс", ТОО "Атырауский нефтеперерабатывающий завод", ТОО KMG Automation, ТОО "Тениз Сервис".

По словам вице-министра национальной экономики РК Серика Жумангарина, инвесторы интересуются такими активами "Самрук-Казына", как "Казахстан темир жолы", "КазМунайГаз", "Казатомпром", "Самрук-Энерго", "Эйр Астана", "Казпочта", "Тау-Кен Самрук". За них планируют выручить от 3 до 5 миллиардов долларов. На одну только модернизацию НПЗ было потрачено 6,3 млрд.

Казахстан отстал от партнёров по Таможенному союзу

В 2010 году Россия, Беларусь и Казахстан договорились о том, что страны поэтапно переходят на производство более качественных бензинов. Популярные стандарты "Евро" стали в версии стран-членов Таможенного союза именоваться литерой "K": к примеру, Евро-2 превратился в К2 и так далее.

В том же техрегламенте указано, что в моторных топливах экологических классов К4 и К5 должно быть в 10–50 раз меньше серосодержащих соединений, чем в К2. При этом в автомобильных бензинах К5 объемная доля бензола должна снизиться сразу в 5 раз. Для Астаны, Москвы и Минска это был исторический шаг в защите окружающей среды.Российская Lada Vesta требует заправки топливом не ниже стандарта Евро-5 / Фото сайта avtosreda.ruНо если Россия и Беларусь к 2015 году фактически завершили модернизацию своих нефтезаводов, то для Казахстана было сделано сразу несколько исключений. Во-первых, российские партнёры довольно прохладно относились к регулярным и сезонным запретам внутри Казахстана на вывоз топлива за пределы республики, хотя это – прямое нарушение интеграционных процессов. Во-вторых, РК разрешили производить нефтепродукты класса К2 до 1 января 2018 года. Продавать его можно было только на территории нашей страны.

С 26 мая 2015 года в Казахстан можно ввезти из стран ЕАЭС и третьих государств автомобиль только экологического класса от Евро-4 и выше. Делается это для того, чтобы в страну не ввозился устаревший транспорт. Но в годы модернизации казахстанских НПЗ автовладельцы вынуждены были заправляться топливом более низкого стандарта, чем прописано производителем.Реализация на АЗС топлива классов К2 и К3 с 1 января 2018 года запрещена / Фото сайта inform.kzСотни тысяч новых машин, купленных казахстанцами за последние 4-5 лет, требуют использовать класс топлива как минимум Евро-4, большая часть – Евро-5, незначительное количество транспортных средств, согласно паспорту, запрашивает и вовсе топливный класс Евро-6. Благодаря импортному бензину из России (из Уфы и Омска) часть владельцев требования заводов-производитель всё же выполняла. Остальным пришлось заправляться казахстанским бензином.

Казахстан оказался не готов к обновлению автопарка именно в топливном вопросе. Сейчас из 4 млн единиц легкового транспорта, зарегистрированного в нашей стране, более 66% – это транспортные средства от 10 лет и старше. Только треть автомобилей находятся в возрастной категории от 0 до 10 лет. Этим авто нужны самые экологические классы топлива – К4 (Евро-4) и К5 (Евро-5). В абсолютных цифрах речь идёт об интересах более 1 млн автовладельцев.

Главная проблема – отсутствие сырья для заводов

В 1992 году Казахстан экспортировал 25 млн тонн нефти, а по итогам 2017-го – рекордные 86 млн и нарушил условия сделки в рамках соглашения ОПЕК+ по ограничению добычи. 27 лет назад на трёх существующих НПЗ республики перерабатывалось около 18 млн тонн сырья, больше к этой цифре Казахстан не приближался. Практически всем добывающим компаниям, в том числе и иностранным, выгоднее поставлять сырьё за рубеж. Экспорт оказывался и более выгодной и простой схемой.Рекордным объёмам добычи казахстанской нефти помог и Кашаганский проект / Фото Informburo.kz С экономической стороны всё достаточно просто: при прежней глубине переработки собственники сырья, заплатив НПЗ, на выходе получали не очень качественный продукт, цену на который государство, особенно в рознице, долгое время жёстко регулировало. По мнению профильного министра Каната Бозумбаева, эта схема для компаний означала как минимум вдвое меньшую прибыль, чем от прямой продажи на экспорт.

В 2015 году мажилисмен Шавкат Утемисов предал огласке факт, что в Казахстане на тот момент действовало 63 контракта на добычу нефти, 31 из которых не предусматривал обязательства по её поставке на внутренний рынок. Из 68 контрактов на совмещённую разведку и добычу 16 также не имели таких требований. Практически все контракты, где были оговорены квоты поставок на внутренний рынок, распространяются на разработку месторождений, на которых добыча падает.

Утемисов предложил ввести с 2017 года обязательную реализацию нефти через товарные биржи в объеме 30% от уровня среднемесячной добычи. Правда, оно не будет распространяться на крупные проекты (речь велась о Тенгизе, Карачаганаке и Кашагане – Авт.). Без поставок добываемой ими нефти на внутренний рынок республика не сможет полностью удовлетворить свои потребности в сырье. Минэнерго, по мнению мажилисмена, необходимо было проработать дополнительный механизм обеспечения спроса внутри страны. Предложение так и не сдвинуло с мёртвой точки проблему загрузки НПЗ.

За прошедшие 2 года министерство энергетики регулярно закулисно конфликтовало по вопросу лимитов и с добывающими компаниями, и с "КазМунайГазом". Руководство нацкомпании всё это время наращивало объёмы поставок своей румынской дочке, на нефтеперерабатывающие заводы Vega и Petromidia. Речь шла об агрессивной политике казахстанской компании на рынке Евросоюза, надо было занимать новые ниши и бороться за долю этого рынка.

В итоге к биржевой торговле пришли только сейчас. По словам исполняющего обязанности исполнительного вице-президента по транспортировке, переработке и маркетингу нефти АО "НК "КазМунайГаз" Данияра Тиесова, после модернизации НПЗ доход нефтедобывающих компаний будет сопоставим с экспортными поставками. Честную и прозрачную цену на нефть будет устанавливать рынок на специализированной товарной бирже, которую собираются запустить.

С точки зрения регулятора в лице Минэнерго именно биржевая торговля и финансовая привлекательность переработки поможет в будущем загрузить и четвёртый НПЗ. Последнему, по оценкам, может понадобиться до 6 млн тонн сырья. Это больше трети того, что сегодня перерабатывают все три действующих завода.

К 2022 году, по прогнозам министерства энергетики, из-за роста казахстанского автопарка вновь возникнет дефицит топлива. Решит ли проблему четвёртый НПЗ – неизвестно, потому что производство может не получить тех объёмов сырья, которые ему нужны.

http://theopenasia.net/articles/detail/ischeznet-li-v-kazakhstane-regulyarnyy-defitsit-benzina/

www.ca-portal.ru


Смотрите также