В аптеку за…бензином или Как женский каприз привел к развитию сети АЗС. Часть вторая. Аптечный бензин


В аптеку за…бензином или Как женский каприз привел к развитию сети АЗС. Часть первая

«Аптека (от греч. apotheke — склад, кладовая) — учреждение для приготовления, хранения и отпуска лекарств и других медицинских товаров».

«Автозаправочная станция (АЗС) — сооружение для снабжения (заправки) автомобилей, мотоциклов и других самоходных машин жидким топливом, маслом, водой и воздухом, а также для продажи фасованных нефтепродуктов, автопринадлежностей и запасных частей».

Большая советская энциклопедия

Автомобили появились раньше заправочных станций. Где же пополняли топливные баки первые самобеглые коляски с двигателями внутреннего сгорания? В аптеках! Да-да, именно в аптеках. Не было никаких колонок, шлангов, пистолетов. Горючее разливалось по разнокалиберным склянкам — для медицинских целей и выведения пятен. Но в один из летних дней 1888 года к аптеке в немецком городе Вислох подъехал автомобиль, которому потребовалось много пузырьков. Это был исторический момент: водителю впервые отпустили топливо для заправки машины. Так аптека вошла в историю еще и как первая в мире АЗС.

Отважная Берта

«Все начинается с дороги»

Ахмедхан Абу-Бакар «Ожерелье для моей Серминаз»

Трехколесным экипажем, что подъехал к аптеке, был Benz Patent-Motorwagen, Type 3 1888 года выпуска, а управляла им Берта Бенц (1849 — 1944) — жена прародителя автоидустрии, инженера, изобретателя, построившего в 1885 году автомобиль с двигателем внутреннего сгорания, Карла Бенца (1844 — 1929). Параллельно над созданием машины, которую приводит в действие ДВС, трудились и другие выдающиеся личности, но именно он первым запатентовал свое детище, юридически застолбив за собой право считаться пионером автомобилизма.

Патент был получен 29 января 1886 года. В течение двух лет были построены еще две машины, но бюргеры не спешили пересаживаться с конных экипажей в трехколесный аппарат, двигатель которого имел огромный маховик, приводивший в действие задние колеса. Они считали самобеглую коляску Бенца чудачеством, забавой, изделием столь же странным, сколь и бесполезным. И тогда случилось то, что прославило и фрау Бенц, и ее мужа, и его детище.

5 августа 1888 года, ничего не сказав мужу, Берта, захватив с собой двух сыновей, отправилась на его «патенте» из Мангейма в Пфорцгейм. Она хотела повидать родителей, но кто знает, не было ли это всего лишь предлогом, истинная же причина столь смелого поступка состояла в том, чтобы показать как можно большему числу людей изобретение Карла, рассказать об устройстве и преимуществах автомобиля, выражаясь современным языком — настоящая маркетинговая акция! Или, всего лишь, экспромт, женский каприз? А хотя бы и так, главное, что «мероприятие» прошло блестяще.

Берта преодолела расстояние в 106 километров, на что ушел весь день, ведь машина могла двигаться со скоростью не более 15 километров в час. По сути, это был первый в мире автопробег, а его единственная участница стала первой в мире женщиной — автомобилистом и, по совместительству, испытателем автомобильной техники.

Были моменты, когда вместе с детьми она толкала машину в пригорок, случилось несколько поломок, но фрау Бенц не растерялась: шпилькой для волос прочистила штуцер подачи бензина, чулочной подвязкой изолировала заискривший провод, а у сапожника заменила кожаные тормозные накладки.

За всеми этими манипуляциями следили десятки зевак, а она, нисколько не раздражаясь, со всем красноречием, на которое была способна, пропагандировала достоинства автомобиля. По возвращении домой, Берта посоветовала Карлу добавить еще одну передачу, чтобы легче было преодолевать возвышенности и передвигаться по грунтовым дорогам, а также установить фары для движения в темное время суток.

Будем объективны и признаем: автомобиль двинула в массы женская интуиция — фрау Берта быстро смогла осознать, что у пока еще неказистой повозки с прилаженным к ней двигателем, фантастические перспективы. Вряд ли можно усомниться в том, что это понимал и ее муж, иначе к чему все его труды, но она первой занялась продвижением «Бенца», сделав так, чтобы о нем узнало как можно больше людей.

В пути ей пришлось не раз пополнять запасы горючего, но так уж случилось, что именно аптека в Вислохе вошла в историю как первая в мире АЗС. Фрау Берта попросила у аптекаря «Лигроин» — так называлось распространенное в те времена средство против пятен, основу которого составлял бензин. Но вот беда: в каждой бутылочке было всего 50 граммов этого самого средства. Представляете, сколько склянок потребовалось опустошить, чтобы машина снова ожила! По сути, та памятная поездка Берты Бенц дала толчок развитию новой инфраструктуры, в которой заправки играют ключевую роль, ведь без них владение автомобилем теряет всякий смысл.

Прогресс в развитии техники для заправки автомобилей топливом был не столь быстр как, например, в военной отрасли, но и на месте не топтался. В двадцатых годах Германия удивила первыми механическими дозирующими АЗС, причем, колонки в немецких населенных пунктах стояли прямо на тротуаре. Остановился рядом, залил горючее посредством насоса и поехал дальше. Удобно, пока автомобилей немного, но неуклонный рост парка требовал расширения и совершенствования инфраструктуры. Тридцатые годы были отмечены появлением первых электрических колонок, но затем началась война и лучшей АЗС водителя — военного и гражданского — стала… канистра.

Сент-Луис, Сиэтл, Алтуна… Далее — везде

«Наша машина мчалась сквозь строй газолиновых станций, на каждой из которых было шесть, восемь и даже десять красных или желтых колонок. У одной из них мы остановились, чтобы наполнить бак».

И. Ильф, Е. Петров «Одноэтажная Америка»

В конце 1935 — начале 1936 года авторы знаменитых романов о великом комбинаторе по заданию газеты «Правда» отправились в США, чтобы рассказать о великой стране изнутри, глазами обывателя, представив ее без «глянца», со всеми достоинствами и недостатками. С этой целью был куплен новый Ford «благородного мышиного цвета», на котором, вместе с супругами Адамс, за два месяца они пересекли Штаты от Атлантического до Тихого океана. Побывав во множестве городов, национальных парках, пустынях, встречаясь с разными людьми — простыми и знаменитыми, и фиксируя все это на фотопленку, они собрали интереснейший материал для еще одной замечательной книги, которую назвали просто и очень точно — «Одноэтажная Америка».

Ильф и Петров открыли Америку не только для себя, советского читателя, но и для… самих американцев, которые, благодаря этому путешествию, смогли взглянуть на свою жизнь со стороны. В рецензии на книгу нью-йоркское издание New Masses писало: «Ни на одну минуту авторы не дали себя одурачить. Рядом с центральными улицами они видели трущобы, они видели нищету рядом с роскошью, неудовлетворенность жизнью, всюду прорывавшуюся наружу».

Но они же показали то хорошее, что было и есть в США, в частности, работу АЗС. И лучше них, пожалуй, никто этого не сделал. Но прежде, чем процитировать соответствующую часть текста, приведем немного статистики. Заправочный бум начался в США на рубеже 20-х годов — к тому времени по всей стране были открыты примерно 12 000 станций. В начале тридцатых их было уже несколько десятков тысяч, а к моменту приезда в Штаты нашего писательского дуэта, как утверждают некоторые источники, — более ста тысяч!

И здесь не обошлось без Генри Форда, который задался целью поставить Америку на колеса: внедренный им конвейерный способ производства позволил собирать новый автомобиль каждые три минуты. В итоге — 10 миллионов машин, построенных к 20-м годам, большинство из которых составляла модель Ford Model T.

Для такой армады требовалась разветвленная сеть АЗС. Первая специализированная заправка появилась на территории США в 1905 году в Сент-Луисе (штат Миссури). Второй стала станция нефтяного гиганта Standard Oil of California, открытая в 1907 году в Сиэтле (штат Вашингтон). А в 1909 году появилась АЗС, которая, можно сказать, стала легендой. Открыл ее кузнец по имени Джордж Хинкл, возможно, раньше других коллег сообразивший, что гужевой транспорт вот-вот уйдет в небытие, уступив место экипажам с двигателем внутреннего сгорания, которым подковы не требуются — им другая «материя» нужна.

Переделать кузницу в автозаправку большого труда не составило — в то время топливо хранилось в бочках, откуда подавалось в бензобаки самотеком, лишь потом появились насосы, чтобы ускорить процесс, сделать его более удобным. В общем, дела пошли. Спустя двенадцать лет расторопный американец продал бизнес некоему поставщику топлива. Впрочем, это уже не важно, а важно то, что фамилия у него была Рейнхард. Так вот, станция под вывеской Reinhard’s до сих пор функционирует в Алтуне, штат Пенсильвания. Местные жители, которые, как и все американцы, дорожат любым мало—мальски значимым фактом своей истории, утверждают, что это — самая старая специализированная автомобильная заправка в мире. Действующая заправка!

Первые АЗС… Они были непритязательны, примитивны и выполняли только одну функцию — наполнить бак автомобиля. Никакого намека не комфорт. В лучшем случае рядом с «колонками» стояло строение типа «сарай». Но довольно быстро заправки стали преображаться: в них начали торговать маслами, шинами, аккумуляторами, необходимыми в пути автомобильными аксессуарами, едой, водой.

Растущая конкуренция заставляла владельцев АЗС искать нестандартные решения, приспосабливая под заправки, к примеру, авиационную технику: и оригинально, и видно издалека, и не надо тратиться на строительство помещений.

Это давало дополнительный доход и позволяло держаться наравне с конкурентами, а те двигались дальше, оборудуя АЗС туалетами, комнатами для отдыха, солидными вывесками, делая подъездные пути и устанавливая вдоль дорог указатели.

Совершенствовалась и техника, в частности, начал применяться новый насос, в котором бензин поступал сначала в стеклянную емкость, а уже потом по шлангу уходил в бензобак. Делалось это для того, чтобы клиент визуально мог оценить чистоту топлива.

Кроме того, на большинстве АЗС заправщик был еще и автослесарем — все та же конкуренция заставляла осваивать смежные специальности. Впрочем, обратимся к нашему первоисточнику, то есть к «Одноэтажной Америке»: «Из опрятного зданьица, в большой стеклянной витрине которого виднелись всякие автомобильные мази и порошки, вышел человек в фуражке с полосатым верхом и в полосатом комбинезоне. Расстегнутый ворот открывал полосатый воротничок и черный кожаный галстук-бабочку. Это такой технический шик — носить кожаные бантики. В отверстие бака он вставил резиновый рукав, и колонка принялась автоматически отсчитывать количество поглощенных автомобилем галлонов бензина. Одновременно с этим на счетчике колонки выскакивали цифры, указывающие стоимость бензина. С каждым новым галлоном аппарат издавал мелодичный звонок. Звонки — тоже технический шик. Можно и без звонков».

А потом произошло то, что Ильф и Петров никак не ожидали увидеть — что в США, что, тем более, в Союзе. Думали, что заправились и на этом все — уехали и забыли. Нет, они нарвались на такую штуку как сервис, не рассказать о котором было просто нельзя, ведь в Штатах уже на исходе тридцатых все было иначе: «Здесь мы услышали слово „сервис“, что означает — обслуживание. Бак наполнен, и можно ехать дальше. Но джентльмен в полосатой фуражке и кожаном галстуке не считает свою миссию законченной, хотя сделал то, что ему полагалось сделать, — продал нам одиннадцать галлонов бензина, ровно столько, сколько мы просили. Начался великий американский сервис. Человек с газолиновой станции (в Штатах бензин называется газолином) открывает капот машины и металлической линейкой с делениями проверяет уровень масла в моторе. Если масла необходимо добавить, он сейчас же принесет его в красивых консервных банках или высоких широкогорлых бутылках. Стоимость масла, конечно, оплачивается.

Затем проверяется давление воздуха в шинах. Мы держали давление в передних шинах тридцать шесть английских фунтов, а в задних — тридцать. Лишний воздух, выпустят, если его не хватает — добавят. Затем полосатый джентльмен обращает внимание на ветровое стекло. Он протирает его чистой и мягкой тряпкой. Если стекло очень загрязнилось, оно протирается особым порошком.

Все это проделывается быстро, но не суетливо. За время этой работы, которая не стоит путешественнику ни цента, человек с газолиновой станции еще расскажет вам о дороге и о погоде, стоящей по вашему маршруту».

И это еще не все

«Галантерейное, черт возьми, обхождение»

Н. Гоголь «Ревизор»

Можно предположить, что авторы великих романов получили неизгладимое впечатление от этой стороны американской действительности, которая, как известно, целиком покоилась на конкуренции. Они никак не могли остановиться! Вроде, все о тамошних заправках ими уже поведано и добавить больше нечего, к тому же впереди их ждали новые встречи и новые факты, а формат будущей книги не представлялся безразмерным… Однако они положили «вишенку» на этот «торт», рассказав и о том, что было дальше, чем окончательно добили советских читателей «Одноэтажной Америки».

«Итак, все в порядке и, казалось бы, ничего больше в области обслуживания автомобиля уже нельзя сделать. Но здесь размягченному сервисом путешественнику начинает казаться, что правая передняя дверца машины недостаточно плотно захлопывается. Благожелательно улыбаясь, полосатый джентльмен извлекает из заднего кармана инструменты — и через две минуты дверь в порядке.

Кроме того, путешественник получает превосходную карту штата, напечатанную какой-нибудь нефтяной компанией, торгующей бензином на дорогах.

Есть карты „Стандард Ойл“, „Шелл“, „Сокони“, „Коноко“, „Эссо“, или „Эссо-лубо“. Все они отлично напечатаны на прекрасной бумаге, очень легко читаются и дают абсолютно точные и самые последние сведения. Не может быть, чтобы вам дали карту, отражающую состояние дорог в прошлом году. Все карты свежие, и если на какой-нибудь дороге идет серьезный ремонт, то и это указано в карте. На ее оборотной стороне перечислены гостиницы и туристские домики, в которых, можно переночевать. Перечислены даже достопримечательности, расположенные на пути».

Заключительные строки этой части повествования невозможно было прочесть без «белой», «черной», да какой угодно зависти и рискованных междометий: «Весь сервис есть бесплатное приложение к купленному бензину. Тот же сервис будет оказан, даже если вы купите только два галлона бензина. Разницы в обращении здесь не знают. Какой-нибудь старенький „шевролишка“ и рассверкавшийся многотысячный „дюзенберг“, чудо автомобильного салона тысяча девятьсот тридцать шестого года, встретят здесь одинаково ровное, быстрое и спокойное обслуживание.

На прощанье человек с газолиновой станции сказал нам, что он лично ехал бы на новой машине со скоростью не сорока миль в час, а тридцати, — и не только первые пятьсот миль, а всю первую тысячу. Зато мотор будет впоследствии работать идеально».

Дотошные Ильф и Петров, которых интересовало буквально все, не остановились на подробном описании работы американских заправок, они занялись подсчетами и выяснили, что в Америке автомобиль, действительно, не роскошь, а средство передвижения, особенно если учесть стоимость бензина. «Мы же, мужчины, занимались вычислениями. Как приятно быть деловитым, когда нет никаких дел. Наш благородный мышиный форд показал, что расходует на каждые шестнадцать миль (1 миля равна 1609, 34 метра, прим. авт.) один галлон бензина. В штате Нью-Йорк бензин стоит шестнадцать центов за галлон (американский галлон — 3,79 литра, прим. авт.). Значит, полный бак в четырнадцать галлонов стоимостью в два доллара двадцать четыре цента давал нам возможность сделать двести двадцать четыре мили. Мили мы переводили на километры, и выходило, что стоимость автомобильного путешествия в Штатах гораздо ниже, чем в Европе».

Ну, каково?! Вот вам мой совет: перечитайте «Одноэтажную Америку», получите истинное наслаждение.

Текст: Шеронов Александр

Использованы материалы и фотографии autozapravka.com, apxiv.ucoz.ru, yandex.ru, neftepro.ru и других интернет-сайтов, литературные источники: И. Ильф, Е. Петров «Одноэтажная Америка», «Золотой теленок»

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.drivenn.ru обязательна.

www.drivenn.ru

В аптеку за…бензином или Как женский каприз привел к развитию сети АЗС. Часть вторая

Спасибо Берте Бенц, которая, сама того не подозревая, изрядно поспособствовала популяризации автомобилизма и строительству самостоятельных заправок. Процесс пошел, особенно за океаном, где АЗС стали расти как грибы после дождя. Об этом очень подробно рассказали Илья Ильф и Евгений Петров в своей замечательной книге «Одноэтажная Америка». А по роману «Золотой теленок» можно косвенно судить о положении с заправками в СССР. Если же говорить о сервисе на заправках, то он пришел к нам относительно недавно. В общем, сегодня российские АЗС почти ни в чем не уступают западным. Итак, продолжим наш экскурс.

Эх, прокачу!

«Бензин ваш — идеи наши»

И.Ильф, Е.Петров «Золотой теленок»

О сети заправок в СССР авторы одного из главных своих произведений, бессмертного романа «Золотой теленок», писать не собирались, но поскольку в нем фигурирует автомобиль, предположительно «Лорен-Дитрих», беззастенчиво переименованный Остапом Бендером в «Антилопу-Гну», — без бензина не обошлось. Учитывая, что книга довольно точно отражала советскую действительность 20-х годов, доверять ей стоит. Так вот, судя по описанию автопробега, к которому, с подачи великого комбинатора, жульническим образом пристроился экипаж «Антилопы» и даже его возглавил, в советском государстве дела с АЗС обстояли, мягко говоря, не очень.

Читаем: «Ровно через шестьдесят километров вас прямо на дороге будет поджидать большая железная бочка с авиационным бензином. Вам нравится авиационный бензин? — Нравится, — застенчиво ответил Козлевич. Жизнь вдруг показалась ему легкой и веселой. Ему захотелось ехать в Черноморск немедленно».

Бензин, да еще такого качества, на дороге не валялся. Появился он лишь для того, чтобы наполнить баки машин участников пробега. Да и то, в бочке… В общем, не будь этого замечательного мероприятия, никто бы ни через 60, ни через 160 километров заправиться не смог.

Читаем далее: «Пока толпа, недвижимо расположившаяся вокруг кафедры, внимала словам командора, Козлевич развил обширную деятельность. Он наполнил бак бензином, который, как и говорил Остап, оказался высшей очистки, беззастенчиво захватил в запас три больших бидона горючего, переменил камеры и протекторы на всех четырех колесах, захватил помпу и даже домкрат. Этим он совершенно опустошил как базисный, так и операционный склады удоевского отделения Автодора».

Все, что приватизировал воспользовавшийся случаем Козлевич, в те времена было страшным дефицитом. А под бензин даже канистр не нашлось, пришлось наливать в бидоны. Конечно, «Золотой теленок» был придуман от начала до конца (правда, у Остапа Бендера был вполне реальный прототип), но не будем забывать, что Ильф и Петров были еще первоклассными журналистами и отлично знали все реалии тогдашней жизни.

Как видим, никаких, хотя бы относительно цивилизованных заправок на маршруте автопробега не было, участников снабжали бензином прямо из бочек. И в последующие годы, когда парк автомобилей по все стране прирастал новыми моделями, особенно, после ввода в строй Горьковского автозавода, АЗС катастрофически не хватало. В разных источниках приводится примерно одинаковая статистика, но она довольно древняя: в 1914 году в России насчитывалось около 450 «Бензиновых станций». Может быть, по тем временам этого было достаточно, но только не в двадцатые и не в тридцатые. Кроме того, в годы Гражданской войны вряд ли выжил хотя бы десяток АЗС, а, скорее всего, не осталось ни одной.

Возможно, лишь к середине двадцатых, а то и к тридцатым годам количество заправок в СССР достигло дореволюционного уровня. В различных публикациях говорится о том, что в этот период в стране продолжилось развитие сети АЗС, однако даже приблизительных цифр найти не удалось. С другой стороны, так ли уж важна эта статистика, если автомобили в личном пользовании были у немногих — военных, ученых, летчиков, народных артистов и прочих представителей советской элиты. Большую же часть автопарка огромной страны составлял служебный транспорт, для которого бензин находился всегда.

После окончания Великой Отечественной войны в страну хлынули трофейные автомобили: BMW, DKW (одна из четырех марок, входивших в концерн Auto Union, преобразованный затем в Audi), Mercedes-Benz, Opel и другие. Кроме того, Горьковский автозавод дал стране автомобиль ГАЗ М20 «Победа», отметивший, кстати, в конце июня 70-летие с начала серийного выпуска, на смену которому пришла «двадцать первая» «Волга». В 1947-м году столичный Завод малолитражных автомобилей начал серийный выпуск модели «Москвич-400», а в 1954-м — его модернизированной версии под индексом «401», в 1960-м появился первый «Запорожец — ЗАЗ-965, прозванный в народе «Горбатым». Наконец, в августе 1966 года между «Внешторгом» и компанией Fiat был подписан договор о сотрудничестве в разработке легковых автомобилей, положивший начало «АвтоВАЗу», а уже через четыре года появились первые «Жигули» — модель ВАЗ-2101.

Казалось бы, сеть АЗС должна покрыть всю страну, и количество заправок, уже начиная с 50-х годов, стало расти, но далеко не теми темпами, которые требовались.

Поэтому, практически в каждом автомобиле имелась канистра с бензином — незаменимая вещь при поездке на дальние, средние и даже короткие расстояния: у нас же подробных карт с указанием заправок, как в Америке, не существовало в принципе.

Статистика свидетельствует, что в 1965 — 1967 годах в Москве имелось около 250 заправок, в Ленинграде — чуть больше сотни. В провинциальных городах — в разы меньше, а на перегонах между ними? Где-то были, а так… Смотря какие города и расстояния между ними. В общем, к концу 70-х сеть АЗС в СССР достигла 7000 заправок.

По сравнению с тем, что было прежде, рост заметный, но для огромной страны — капля в море. В принципе, заправок не очень-то хватает и сейчас — ну что такое 45 — 50 тысяч АЗС на такую страну?

Между тем, в США уже в 2002 году насчитывалось более 120 000 станций, на которых никогда не было никаких очередей. А у нас были — и в 50-е, и в 60-е, и в 80-е, и даже в 2000-е… Возникали они по разным причинам: технический перерыв, не завезли бензин, отсутствие нужной марки, искусственно созданный дефицит (это уже в начале 2000, когда в стране все больше становилось цивилизованных (как на «Западе») АЗС.

В 80-е очереди выстраивались практически всегда и везде, так как в то время заправки разделили на государственные, где обслуживали только казенный транспорт, и частные, то есть для личных автомобилей, которых становилось все больше. И эта практика просуществовала до начала 1990-х годов.

Что касается топливно-раздаточных колонок для АЗС, то они были, в основном, отечественные и лишь некоторое количество поступало из Чехословакии. Те, кто начал ездить в советское время, помнят, наверное, как стрелки индикаторов на циферблатах отсчитывали порции по 5 литров (минимальный объем заправки). Затем в эксплуатацию поступили ТРК, где цифры вращались на роликах, а минимальный объем отпускаемого топлива составлял один литр.

Модель «318» (на фото слева) оборудовалась ручным приводом и выпускалась с 1947 по 1952 год. На смену ей пришла «324-я», которая имела отсчетное устройство стрелочного типа и задающее устройство. С производства была снята в 1957 году.

Сегодня в России на АЗС используются топливораздаточные колонки Gilbarco, Dresser Adast и другие. Из отечественных отметим ТРК «Нара», которая оснащена электронным счетчиком, электроприводом и пультом дистанционного управления.

Большое количество заправок появилось в «лихие девяностые» — легальных, полулегальных и совершенно незаконных, которые открывались без проектно-сметной документации, экспертизы и так далее. В основном, это были АЗС контейнерного типа с минимальным набором примитивного оборудования и совершенно непонятным качеством бензина.

Зато цены на автомобильное топливо в те годы были чисто символическими: в начале 70-х, например, 10 литров 93-го бензина стоили 95 копеек, Аи-76 был на 20 копеек дешевле…

Горючее реализовывалось по талонам — как для частного, так и для государственного транспорта. Талоны продавались всем без ограничений, их можно было купить или получить на сдачу почти в любом магазине — за наличные топливо не продавали, лишь в канун Олимпийских игр 1980 года в Москве появились первые АЗС, где бензин и солярку можно было купить на рубли.

«Оазисы» на магистралях

«Курорт, честное слово. Солнце, воздух и бензин»

Из к/ф «Королева бензоколонки»

К 1960-м годам пресловутый сервис добрался-таки и до советских АЗС. Не до всех, конечно. Повышенного внимания удостоились заправки, расположенные на оживленных магистралях. О бурной жизни одного из таких «оазисов» рассказывает снятая в 1962 году комедия «Королева бензоколонки». На исторический документ она, разумеется, не тянет, но кое-какое представление дает.

…Вполне ухоженная территория, киоски, буфет, где можно было принять, в том числе и горячительные напитки, клумбы, цветочки. То есть, прислонившись к березе, дуба от голода не дашь, что уже хорошо. Но самая прелесть — это колонки. Со стрелками и циферблатами. Тогда они воспринимались едва ли не вершиной прогресса, а нынче это — настоящий антиквариат, которого уже нигде не встретишь.

Современная заправка, действительно, напоминает оазис, в котором жизнь иногда просто бьет ключом, и Россия — не исключение. Подтянулись-таки, ничем не уступаем.

Правда, с душем на АЗС пока еще проблемы. Хотя, может быть, где-то и у нас уже можно освежиться в пути. А ведь и вправду можно! Осенью 2004 года, следуя на ВАЗ-21102 из Нижнего Новгорода в Париж, мы с коллегой остановились переночевать в мотеле на подступах к Вышнему Волочку, что в Тверской области. Мотель вплотную примыкал к АЗС, а душ предусмотрительно оборудовали в коридоре, связывающем стойку администратора, кафе и номера для постояльцев. Если попроситься без ночлега- точно пустят. Мы были в этом уверены.

Уверенность, видимо, основывалась на душевном отношении: персонал очень приветливый, номера без изысков, но удобные, еда в кафе вкусная, а порции большие. И все под рукой — сервис, шиномонтаж, ну, и как уже говорилось сама заправка. Мы выспались, плотно и недорого поели, заправились и тронулись дальше — в сторону Питера и финской границы. И до сих пор тот одноэтажный мотель, название которого автор уже забыл, вспоминается с какой-то особенной теплотой.

Чем ближе к границе, тем более по-европейски выглядели АЗС. Где-то уже далеко за Выборгом мы остановились, чтобы немного отдохнуть, заменить старые «дворники», которые не справлялись с сильным дождем, заправиться. АЗС представляла собой целый комплекс, в левом крыле которого располагался автомагазин, в правом — просторное кафе, большой телевизор, стойки с прессой. Работали кондиционеры, воздух был свежим и даже запах имел западный. Вроде, ничего удивительного, но масштаб заправки, площадь, которую она занимала, произвели впечатление.

До пограничного перехода Торфяновка ехали уже ночью, в полной темноте, освещая себе путь только фарами — ни фонаря, ни лампочки вдоль дороги, только лес с двух сторон и сплошная темень. Это был 2004-й… С тех пор много времени прошло, возможно, «иллюминацию» уже сделали. До границы оставалось всего ничего и вдруг — огоньки! Последняя заправка на нашей территории. Как мы обрадовались ей, как обрадовались одному-единственному оператору, который в ту ночь был и администратором, и кассиром… Ну, просто потому, что в этой глуши, и в этой кромешной тьме встретили живого человека. Даже парой слов успели перекинуться.

И почти на всех АЗС в Европе мы кого-то встречали. В Германии — двух предпринимателей из Москвы, которые хорошо знали наших нижегородских знакомых, а ночью, на бельгийско-французской границе — коллег из журналистского цеха. Кстати, заправка там — огромная, с магазином, кафешкой и возможностью принять душ. Заправились, пообщались, немного перекусили, отдохнули — и в путь.

Заправки в Европе, да и в России, напоминают аптеки, с которых все и началось. Только вместо лекарств в них — жевательная резинка, шоколад, газировка, печенье, орешки иногда — более серьезная еда. И — общение. Даже если у тебя нет машины, можно смело заглянуть сюда ночью. Если кончились сигареты. Или просто стало тоскливо и одиноко. Выпьешь чашечку кофе, съешь сэндвич — и полегчает. А встретишь друга — отпустит совсем.

Текст: Шеронов Александр

Использованы материалы и фотографии autozapravka.com, apxiv.ucoz.ru, yandex.ru, neftepro.ru и других интернет-сайтов, литературные источники: И. Ильф, Е. Петров «Одноэтажная Америка», «Золотой теленок»

При любом использовании материалов сайта активная ссылка на www.drivenn.ru обязательна.

www.drivenn.ru

Консервация археологических объектов

 Сушка

 

  Перед покрытием находки защитным слоем, надо обязательно хорошо просушить находку . Обычно, достаточно подержать предмет в сухой (не больше 50 % отн. влажности) и тёплой комнате, дней 20-30, или сушить в духовке при температуре около 105 градусов (но это плохо сказывается на объекте.

 

Сначала постепенно подымаем температуру, затем сушим в течение нескольких часов.  Потом постепенно охлаждаем до 50 - 60 градусов и сразу (ПОКА ЕЩЁ ТЁПЛЫЙ) опускаем на некоторое время в микрокристаллический воск. Желательно, чтобы в духовке отсутствовал кислород. Вместо него можно закачать азот.

 

Ингибиторы

 

  Все соли до конца сложно удалить, поэтому после промывки и очистки можно (но, не всегда) использовать стабилизаторы. Они замедляют дальнейшее окисление металлов. Для железа можно использовать Танин. Кроме защитного свойства, это покрытие придаёт поверхности равномерный тёмный оттенок. Для этого разводим танин в этаноле и кисточкой наносим на поверхность. Часто, этот метод не приносит ощутимого консервирующего результата. Это связанно с тем, что танин не проникает в глубь объекта.

 

  Кроме танина можно использовать 0,3 % раствор Калиумдихромата. Так же, находку можно фосфатировать. Например, если на объекта через пол года всё таки началась коррозия и появились трещины, то этот способ может оказаться полезен. Для этого, я использую жидкую эпоксидную смолу с небольшим количеством концентрированной кислоты. При помощи шприца, в трещины делаются  инъекции. После отвердения, места сглаживаются бормашинкой.

 

  Если  процедура связанная с выводом солей  правильно проведена, то  никакие ингибиторы  для железных находок не нужны.

 

Покрытие

 

  Для этого можно использовать Акриловые смолы (Паралоид Б 72), или микрокристаллический воск (Космолоид 80 или Т 2534 или другой безкислотный микрокристаллический воск). И то, и другое, в отличие от эпоксидной смолы, можно всегда удалить с поверхности.  Из капиллярной системы пропитки практически невозможно убрать. Сам я акрилом не пользуюсь, предпочитаю микрокристаллический воск. Есть множество сортов, самое главное, чтоб он не содержала кислот, был бесцветный и не реагировал с металлами. Пчелиный воск и воск от свечек - не подходит.

 

Существует несколько способов нанесения воска, парафина.

Один из них - варка в открытой ёмкости. Перед погружением находка должна быть прогрета минимум до 50 градусов. Прогревать надо обязательно. Лучше всего сразу после сушки, пока ещё теплые. Ёмкость, например кастрюля ставится на электроплиту, в неё кладётся воск. Нагреваем до температуры плавления. Ни в коем случае не доводить до кипения, иначе можете сгореть вместе с кастрюлей. Помещение хорошо проветривать. Находка должна находиться в расплавленном воске, пока из неё не выйдут все пузырьки воздуха. После дать кастрюле чуть-чуть остыть и затем можно доставать и протирать салфеткой. Находка законсервирована.

 

Вместо кастрюли, можно использовать фритюрницу. Как правило у неё имеется термостат, при помощи которого регулируется температура.

 

Другой способ: растворить парафин, воск в аптечном бензине или в ацетоне. Затем кисточкой  наносим этот раствор на поверхность находки. Для лучшей пенетрации в качества растворителя надо использовать толуол или специальные растворители для воска например Schellsol - T  (Iso-Aliphaten- растворитель, не ароматезированн, без запаха, температура кипения 165 - 185� C)

 

Из воском предпочитаю Cosmoloid 80 - углеводород с микрокристаллической структурой. Большую часть составляют разветвлённых и нафта-углеводороды. Температура плавления 80-86 � C. Без кислотный, без цвета, с медью и железом не реагирует.

 

Способы нанесения: 20 g Cosmoloid H 80 растворить в 1 литре Shellsol T (70460). Можно использовать простой этанол или аптечный бензин. Затем погрузить в раствор находку, или можно просто нанести кисточкой.

 

  назад

www.archekon.ru

Консервация археологических объектов

 

 Археологические объекты из металла должны быть полностью высушены перед закреплением или перед покрытием их защитным слоем. В особенности, после промывки солей или после нахождения объекта в мокрой или влажной среде, вся влага должна быть удаленна.

Есть несколько способов сушки находок:

  1. при помощи алкоголя или ацетона

  2. в сушильном шкафу

  3. в сушильном шкафу с азотом

  4. вакуумная сушка

  5. сушка холодом

  6. сушка инфракрасной лампой

Во время сушки вода, находящаяся в порах и каппилярах, должна быть удалена. Вода, находящаяся в кристаллической решетке должно остаться.

 Во время сушки алкоголем или ацетоном, вода постепенно замещается этими веществами. Для этого надо постепенно увеличивать концентрацию, до полного замещения. Ацетон и спирт легко испаряется из пор и капилляров.

 Сушка в сушильном шкафу проводится в течение нескольких дней, при этом температура не должна быть больше 105 С. Температуру нужно подымать очень медленно, иначе, быстро испаряемая влага может привести к разрушению оригинальной поверхности. Сушка, без доступа кислорода сказывается намного лучше. Для этого применяется сушильный шкаф с азотом.  Сушка при помощи инфракрасной лампы применима лишь к объектам с тонким слоем продуктов коррозии. Для находок с толстым слоем она не даёт особо положительных результатов, так как влага остается в глубине объект. Сушка в вакууме сказывается очень положительно, так как не происходит контакта с кислородом.

 В домашних условия, рекомендуется сушить находку при относительной влажности меньше 46 %.  Если же влажность в комнате колеблется и, например, после дождика, бывает выше 46 %, то сушить рекомендуется в большом стеклянном сосуде, на дне которого помещен силикагель или другой абсорбент влаги. Сказать, сколько времени должен сохнуть объект сложно. Всё зависит от толщины и характера продуктов коррозии. Минимум несколько дней  и до нескольких недель.

Защитные покрытия

 В качестве покрытия можно использовать акриловые смолы (например: Паралоид Б 72), а так же лаки (цапонлак), парафины, твёрдые воски (Космолоид 80). Смолы и лаки применяют в качестве раствора, воски и парафины как р-р, так и в виде расплавленной массы.

Хочу заметить, что акриловый лак ПБМА рекомендовал себя очень плохо. Вместо него лучше использовать П (ЕМА/МА), Паралоид Б 72.

Самое главное, чтобы покрытие не содержало кислот, было нейтральным к продуктам коррозии, было бесцветным и не реагировало с металлами. Пчелиный воск и воск от свечек не подходит. И то, и другое, в отличие от эпоксидки, можно всегда убрать практически без остатков (относительно). Сам я восками и парафинами не пользуюсь, предпочитаю паралоид Б 72.

 

Есть два способа нанесения защитного покрытия на объект. Самый простой это пропитка раствором. Второй способ пропитка расплавленным веществом. При этом, температура объекта должна быть равна температуре расплавленной массы. Иначе, глубина проникновения защитного вещества будет очень мала. Покрытие произойдёт только на поверхности (в этом случае, находку рекомендуется в последствии прогреть, например инфракрасной лампой). Глубина проникновения р-ра  в капилляры, по сравнению с расплавленной массой, чуть ниже.

Глубина проникновения р-ра смолы или лаков, зависит от концентрации р-ра. Чем больше концентрация, тем больше вязкость и тем самым меньше пенетрация. Глубина проникновения увеличивается, если производить пропитку  в вакууме. Ещё эффективней, если с начала понижать давление, а затем поднимать.

Воск и парафин

 Парафины, в последнее время мало применяются в консервации. При остывании они образовывают относительно большие кристаллы.  - Жирная и липкая поверхность, притягивает и закрепляет пыль. Вместо парафинов используют микрокристальные, тугоплавкие твёрдые воски (например: Космолоид 80). Но, у восков есть и свои недостатки - они слишком твёрдые при комнатной температуре. В отличие от парафинов, температура плавления Космолоида 80 около 90 градусов, что отрицательно сказывается на склеенных объектах.

Существует несколько способов нанесения воска, парафина. Один из них - варка в кастрюле. Перед погружением находка должна быть прогрета минимум до 50 градусов. Прогревать надо обязательно. Лучше всего сразу после сушки, пока ещё "тепленькие". Кастрюлю на электроплиту, в неё воск. Нагреваем до температуры плавления. Ни в коем случае не доводить до кипения, сгорите вместе с кастрюлей. Помещение хорошо проветривать. Находка должна плавать, пока не выйдут все пузыри. После дать кастрюле чуть-чуть остыть и затем можно доставать и протирать находку салфеткой. Находка законсервирована. Вместо кастрюли, можно использовать фритюрницу.

 

Другой способ: растворить парафин, воск в аптечном или авиационном бензине, или в ацетоне. Затем кисточкой, как художник, наносим этот раствор на нашу драгоценную находку. Для лучшей пеннетрации в качестве растворителя надо использовать толуол или специальные растворители для воска, например Schellsol - T  (Iso-Aliphaten- растворитель, не ароматезированн, без запаха, температура кипения 165 - 185 C)

 

Из восков, самый распространенный - Cosmoloid 80 (углеводород с микрокристаллической структурой). Большую часть составляют разветвлённых и нафта-углеводороды. Температура плавления 80-86 C. Без кислотный, без цвета, с медью не реагирует.

 

Способы нанесения: 20 г. Cosmoloid H 80 растворить в 1 литре Shellsol T (70460). Можно использовать простой этанол или аптечный бензин. Затем погрузить в раствор находку, или можно просто нанести кисточкой.

Акриловые смолы

 На практике хорошо зарекомендовал себя Паралоид Б 72. Эта смола хорошо растворима  в ацетоне и толуоле. Если р-р наносится кисточкой, то для лучшей пеннетрации можно использовать толуол. Как правило, хватает  2-3 % р-р Паралойда Б 72. Вместо него можно использовать ПБМА (полибутилметакрилат), но последние исследования показали, что он является не стабильным материалом.

 Категорично не рекомендуется применять ПИБМА (полиизобутилметакрилат)!!! Со временем он становится не растворимым. К тому же он слишком липкий, что приводит к прилипанию пыли.

Раствор можно наносить кисточкой, но для лучшего проникновения рекомендуется погрузить находку полностью в р-р Паралойда Б 72 и подождать, пока все пузырьки воздуха не выдут.

Излишки Паралоида Б 72 можно убрать ватной палочкой, предварительно смочив её в ацетоне.

  назад

archekon.com


Смотрите также